Буддизм и наука. Взаимозависимость между окружающей средой и здоровьем (часть 2)

25-09-2012, 14:28  |  Напечатать

Расшифровка записи второго заседания конференции «Экология, этика и взаимозависимость», 17 октября 2011

17 – 21 октября 2011 г. в Дхарамсале в резиденции Его Святейшества Далай-ламы в рамках диалога между буддийскими созерцателями и представителями современной наукой состоялась конференция «Экология, этика и взаимозависимость». Форум, организованный международным институтом «Ум и жизнь», стал площадкой для обсуждения взаимного влияния решений, принимаемых каждым человеком, и их последствий для окружающей среды.

Участники конференции осветили широкий спектр вопросов – от спровоцированной людьми деградации систем жизнеобеспечения Земли и роли каждого из нас через призму промышленной экологии, до взгляда на эти проблемы буддийской философии и других религиозных традиций. Организаторы надеются, что эта конференция послужит стимулом для новых исследований в этой области и поможет в поиске путей противодействия планетарному кризису.


Буддизм и наука. Взаимозависимость между окружающей средой и здоровьем (часть 2)

ЗАСЕДАНИЕ 2 (ЧАСТЬ 2)
17 октября 2011. Дхарамсала, Индия


Содержание:
* Обсуждение доклада Джонатана Пэтца, профессора и директора программы Глобальная экомедицина в университете Висконсин в Мэдисоне, США, по теме "Взаимозависимость между окружающей средой и нашим здоровьем: риск и возможности".



Посмотреть видеозапись


Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Вопросов не осталось, те, которые у меня были, я уже задал во время презентации.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Тогда мы можем выслушать участников дискуссии.

ТУПТЕН ДЖИНПА: Даяна, может быть тогда, вы могли бы ответить на вопрос Его Святейшества о загрязнении воздуха самолетами на земле и на высоте, и о воздействии этого загрязнения на озоновый слой.

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Я попробую, Ваше Святейшество, однако я предпочла бы повременить с ответом до конца недели, чтобы лучше подготовиться. Существует разница между озоном на уровне земли, где он опасен, и озоном в стратосфере, где он выполняет защитную функцию. Я надеюсь, что мы еще обсудим вопросы, связанные с авиацией, поскольку многие из нас испытывают чувство вины по этому поводу. Мне хотелось бы дать вам правильный и развернутый ответ.

ТУПТЕН ДЖИНПА: Его Святейшество также хотел бы узнать: обычные самолеты летают на высоте около девяти километров, тогда как Конкорды летают еще выше. Есть ли разница между их воздействием на окружающую среду?

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Опять же, мне хотелось бы уточнить…

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Когда вы будете готовиться к ответу, не могли бы вы проверить и эту информацию?

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Также я приведу результаты интересных естественных экспериментов. Один из них – когда из-за извержения вулкана в Исландии остановись полеты, а второй связан с запретом полетов после событий 11 сентября 2001 г. В обоих случаях люди изучали, как остановка полетов повлияла на окружающую среду. С одной стороны выбросы самолетов способствуют формированию облаков, так что авиация, возможно, оказывает небольшой охлаждающий эффект на окружающую среду. Но одновременно те же выбросы участвуют в образовании парниковых газов, что приводит к потеплению. Так что нужно рассматривать систему в комплексе.

ДЖОН ДАНН: У меня вопрос к вам, Джонатан. Вы говорили о концепции нетронутой экосистемы. С точки зрения буддизма, буддийского представления о непостоянстве, «нетронутый» означает статичный, не подверженный изменениям. Я уверен, что вы не это имели в виду. Пример, который приходит мне в голову, я читал об этом где-то, не помню подробностей, но насколько я понимаю, существует множество экосистем, в которых определенную роль играют пожары. На западе Соединенных Штатов, к примеру, очень часто возникают сильные пожары, распространяющиеся на обширные территории и выжигающие множество акров земли. Они вызваны искусственными, созданными людьми причинами…

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Или ударом молнии…

ДЖОН ДАНН: Или ударом молнии. Однако с другой стороны, подобное может происходить в результате естественного жизненного цикла. Леса сгорали и восстанавливались задолго до того, как в этих местах появились люди, задолго до наступления индустриальной эпохи. Так, если бы у нас были снимки, сделанные со спутника, вы бы видели зеленый лес, и год спустя, после пожара выжженную местность. Однако не является ли это по-прежнему нетронутой экосистемой? Не могли бы вы объяснить мне, как человеку совершенно в этом не разбирающемуся, что вы имеете в виду под нетронутой экосистемой?

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН:
Я хочу добавить вопрос – мне бы хотелось поточнее понять, что такое «экосистема». Не могли бы вы пояснить? Это важно для дальнейшего обсуждения.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Сначала об экосистеме. У экосистемы есть множество различных характеристик: пищевые сети, энергетические циклы и так далее. Экосистема пронизана функциональными взаимосвязями.

Что касается изменения экосистем и естественных пожаров, то здесь, во-первых, надо принимать во внимание разные временные масштабы. Также надо помнить, что это очень сложный вопрос, в котором множество составляющих, и даже экологи не претендуют на полное понимание всех взаимосвязей. Мне не хотелось бы, чтобы у вас сложилось впечатление, что все так прямолинейно. Например, что сохранение лесов нетронутыми обязательно, так или иначе, приведет к снижению количества заболеваний. Здесь мы снова имеем дело с необходимостью поиска компромисса. Скажем, нам необходимо расчистить участок земли под сельскохозяйственные нужды, чтобы прокормить себя. А это уже вмешательство. Мы не можем совсем ни к чему не прикасаться. То есть в интересах общества мы вынуждены производить некоторые изменения, слегка во что-то вмешиваться, чтобы получить непосредственную пользу для людей. Однако, скажем, если мы расчистим всю территорию и посадим одну единственную сельскохозяйственную культуру – монокультуру, уничтожив, таким образом, банк биологических видов, биоразнообразие диких животных, то когда появится патогенное заболевание, поражающее сельскохозяйственные культуры, оно уничтожит все наши посевы. Именно потому для сельского хозяйства важно иметь хоть сколько-нибудь нетронутую природную систему. Но, повторюсь, ни я, ни даже экологи не претендуют на полное знание обо всех существующих взаимосвязях.

ДЖОН ДАНН: Мне хотелось бы пояснить, Ваше Святейшество… Я так понимаю, что «нетронутая» означает нетронутая человеком, как если бы люди не были частью экосистемы. Мне бы хотелось понять, когда вы говорите «нетронутая», о каком воздействии идет речь, чтобы мы могли лучше понять, о каких изменениях вы говорите? Если другие существа, не люди, что-то изменят, будет ли система считаться «нетронутой»? Чем это отличается от естественного изменения, нарушается ли «нетронутость» экосистемы только из-за присутствия людей?

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Для начала мне хотелось бы сказать, что я не эколог, хоть я и сотрудничаю с экологами. Действительно, существует вопрос о том, являются ли люди частью природы или мы отдельны от природы. Я думаю, об этом еще скажут подробнее другие докладчики… Я не могу дать точное определение термину «нетронутый»… Не всегда верно, что изменения, привнесенные людьми, ведут к отрицательным последствиям. Это далеко не так.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: К примеру, изменения, произошедшие со времен ледникового периода, не связаны с человеческой деятельностью. Эти изменения являлись частью естественного круговорота.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Да, возвращаясь к выступлению Даяны Ливерман, вещи все время меняются, все меняется, проблема только в скорости этих изменений. Люди ежегодно вырубают многие квадратные километры леса, и в результате человеческой деятельности климат меняется гораздо быстрее, чем если бы это произошло естественным путем. Экологов как раз больше всего беспокоит скорость этих изменений.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: У Грега, кажется, есть вопрос. Или, Даяна, вы хотели бы добавить что-то к сказанному?

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: По поводу определения «нетронутости», мы можем взглянуть на это с другой стороны, дав определение, что такое «непотревоженный». Скажем, леса горели на протяжении многих веков, однако последние исследования говорят о том, что риск возникновения пожара увеличился вдвое из-за человеческой деятельности. Не только потому, что риск возгорания увеличивается в связи с присутствием людей, но и потому что в результате человеческой деятельности происходит глобальное потепление. Таким образом, мы увеличиваем ущерб, наносимый экосистемам. Экосистемы всегда меняются и всегда фрагментируются, однако из-за людей происходят дополнительные изменения и фрагментация, что ведет к увеличению количества комаров, вспышкам таких заразных болезней, как лихорадка Эбола. Именно потому обезлесение вызывает такую обеспокоенность, что его последствия могут привести к распространению очень серьезных заболеваний.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Грег, пожалуйста.

ГРЕГОРИ НОРРИС: Ваше Святейшество, я хотел бы вернуться к двум вопросам о дорожном движении, возникшим в ходе выступления Джонатана. Первый – вы спросили, какое воздействие окажет на экономику сокращение автомобильных поездок. Я сразу вспомнил, что в Соединенных Штатах во многих городах люди предлагают создать зоны в центре города, где запрещено дорожное движение. Поначалу против этого активно выступали владельцы торговых точек, расположенных в центре, поскольку они опасались уменьшения количества клиентов. Однако в городах, где провели такой эксперимент, в подавляющем большинстве случаев, напротив, оборот торговли увеличился, потому что людям нравится ходить по улицам, где меньше машин. Товары по-прежнему подвозят на грузовиках, однако нет других машин, и больше покупателей. Это беспроигрышная ситуация.

Другая беспроигрышная ситуация… Джонатан, когда вы просчитывали результаты сокращения объема дорожного движения на 20%, вы применяли моделирование транспортного потока?

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Поясните, пожалуйста, что такое “моделирование транспортного потока”.

ГРЕГОРИ НОРРИС: Его Святейшество говорил, что, возможно, если вы не ездите на машине, вы ездите на велосипеде, и тратите больше времени на дорогу. Однако на самом деле, когда вы перестаете ездить на машине, за счет сокращения количества машин на дорогах, остальные машины передвигаются гораздо быстрее. Таким образом, не только другие люди тратят меньше времени на дорогу, но также сокращается эмиссия вредных веществ. Сокращение дорожного движения на 20% должно привести к уменьшению вредных выбросов более чем на 20%, потому что все остальные машины теперь передвигаются быстрее и используют топливо более эффективно, а те, кто продолжают ездить на машинах, теперь экономят время.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Грег, спасибо за ваш вопрос… Этот анализ проводила очень большая группа исследователей. Окончательные результаты будут готовы через две недели, второго ноября. В этом анализе использована очень сложная модель расчета выбросов из выхлопных труб автомобилей, учитывающая местоположение, тип дорог, скорость дорожного движения и т.д. Таким образом, это очень высокочувствительный географический пространственный анализ загрязнения автомобильными выхлопами.

ТУПТЕН ДЖИНПА: Это компьютерная модель?

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Да, это компьютерная модель, она называется «плуто», не помню, как это расшифровывается. Но как бы то ни было, у нас есть очень сложная модель… Любопытно, что наибольшее загрязнение производят поездки на машинах на небольшие расстояния, потому что при холодном двигателе, пока каталитический преобразователь и механизм очистки еще не разогреты, первые выбросы самые грязные. Это так называемый “холодный пуск”. Из-за этого короткие поездки причиняют наибольший вред. Так что, сокращая их количество, мы получим большую пользу.

Собранные данные мы передаем группе, занимающейся расчетами загрязнения воздуха. Они включат эти данные в свои модели и сделают необходимые расчеты. Мы включаем их данные в свои модели состояния здоровья. Таким образом, это очень сложная система моделирования. Этот анализ будет лучшим из всех, не пропустите его результаты второго ноября!

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: У меня вопрос к вам и к Даяне. Сейчас есть много прогнозов в отношении дальнейших изменений климата. Каким образом вы делаете эти прогнозы? И насколько вы в них уверены? Возможно, это вопрос больше к Даяне, чем к вам.

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Этот вопрос имеет отношения к обоим докладам, потому что в своей работе, в моделировании последствий климатических изменений, Джонатан во многом зависит от данных ученых, занимающихся изучением окружающей среды, моделирующих изменение климата.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Поясните термин «моделирование», пожалуйста.

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Мы хотим понять в общих чертах, как функционирует климат. Частично мы опираемся на основные законы физики. К примеру, в теплом воздухе содержится больше влаги или диоксид углерода удерживает тепло. Однако атмосферная система настолько сложна, что ее нельзя описать только лишь законами физики. Необходимо прибегать к помощи статистики и пользоваться данными прошлых наблюдений. Мы строим компьютерные модели на основе нашей теории о том, как ведет себя атмосфера, а также с учетом прошлых наблюдений атмосферных явлений. Построив компьютерную модель, мы первым делом испытываем ее, проверяем, может ли она рассчитать текущее состояние атмосферы. Потому что если компьютерная модель не в состоянии воспроизвести то, что происходило в прошлом и происходит сейчас, то ей нельзя доверять.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН:
Таким образом, вы испытываете модели?

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Мы испытываем модель, сравнивая ее результаты с наблюдениями. Мы также варьируем исходные допущения, поскольку неверные допущения могут привести к неправильным результатам. И только когда мы уверены в том, что наша модель правильно воспроизводит текущее состояние атмосферы, мы начинаем варьировать переменные, такие как содержание парниковых газов в атмосфере или любую другую переменную, скажем, потепление океанских вод. Затем мы запускаем модель для расчета изменения климата в будущем, и наблюдаем за тем, как год за годом меняется климат.

Таким образом, наши модели основаны на нашем понимании физических законов и прошлых наблюдениях, и затем мы используем их для прогнозирования ситуации в будущем. Однако поскольку мы не знаем, будут ли люди продолжать бездействовать, или, возможно, они предпримут меры, необходимые для уменьшения вредных выбросов…

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Вы не знаете, сколько людей начнут ездить на велосипедах на небольшие расстояния…

ДАЯНА ЛИВЕРМАН:
Да. Поэтому мы работаем с так называемыми сценариями, с различными вариантами будущего. Так люди, занимающиеся моделированием климата, воспроизводят сценарий так называемого обычного развития, то есть продолжение текущего развития, и согласно этому сценарию нас ожидает повышение температуры. Однако мы также работаем над сценариями, предполагающими, что люди сделают половину того, что необходимо, или когда люди сделают все необходимое для изменения ситуации. Мы можем дать информацию о том, что нас ждет, если мы сделаем такой выбор, или что произойдет, если мы сделаем другой выбор. Здесь интересно строить разные модели воображаемого будущего. Можем ли мы представить будущее, в котором мы сделали все от нас зависящее, или, более реалистичный вариант, в котором мы сделаем только часть того, что мы можем сделать. В каждом из вариантов воображаемого будущего будет разный климат. Чего мы не можем прогнозировать, это природные явления. Скажем, в один год может произойти несколько извержений вулканов. Мы можем включить это в наши модели, однако мы не знаем, произойдет ли это на самом деле.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Но вы уверены, что в Дели температура повысится до 105 градусов… Сколько это по Цельсию?

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: 50 градусов Цельсия. Чтобы повысить достоверность климатической модели, мы прогоняем ее не один раз и не два раза. Мы делаем сотни и тысячи расчетов. Сейчас во всем мире около 15 научных групп из самых разных стран работают сообща, они пользуются моделями, которые слегка отличаются друг от друга, и строят прогнозы возможного изменения климата в будущем.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Потому что возможны различные варианты будущего развития…

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Также потому что исследователи используют различные допущения в области физики, скажем, одна группа может уделять больше внимания формированию облаков и их моделированию. Итак, существует несколько групп, которые строят такие модели, каждая из этих группа делает множество прогнозов развития, потому что существует определенная доля стохастического… случайного поведения в атмосфере, поэтому мы прогоняем модели по много раз. В результате мы можем сказать, что есть определенная вероятность того или иного развития событий. В случае с периодами аномальной жары в Дели, я не могу привести точное значение вероятности, не заглядывая в результаты исследования, но могу сказать, что она составляет 70% или даже 80%.

А дальше происходит самое интересное и захватывающее, но одновременно и самое непростое в научных исследованиях. Мои коллеги экспериментируют с моделями, получают тысяч и тысячи результатов – различные варианты развития событий, своего рода картину будущего. Я передаю все эти данные бедному Джонатану, который должен будет сделать свои собственные оценки, учитывая не только все составляющие климатической системы, но и все составляющие поведения комаров и людей. Это невероятно интересно с научной точки зрения, однако мы должны помнить обо всех сделанных нами многочисленных допущениях и постоянно проверять достоверность модели, что очень усложняет дело.

ДЖОН ДАНН: Есть ли примеры успешных предсказаний, сделанных с помощью этих моделей? Или пока еще слишком рано говорить об этом?

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Нет-нет. Первые компьютерные модели, прогнозирующие влияние глобального потепления, были построены, когда я была студенткой, в начале 80-х гг. Мне повезло, я училась в Национальном центре по исследованию атмосферы в США, где создавались первые модели. С тех пор, на протяжении 30-ти лет эти модели совершенствовались, и теперь мы можем сопоставить прогнозы, составленные этими моделями 30 лет назад с тем, что мы наблюдаем сегодня. Поскольку это компьютерные модели, мы можем вернуться назад в восьмидесятые годы, сделать повторные расчеты и сравнить полученные результаты с фактическими наблюдаемыми показателями. Мы обнаружили, что компьютерные модели вполне точно предсказали происходящее потепление, а также некоторые экстремальные явления, свидетелями которых мы стали. Поэтому сейчас у нас гораздо больше уверенности в прогнозах моделей, чем, скажем, 30 лет назад, потому что нам удалось сравнить прогнозы с действительностью.

Еще одно существенное изменение в моделях – это всегда было проблемой, и связано с работой Джонатана – то, что прогнозы, полученные с помощью первых моделей, были очень приблизительными, расчеты занимали слишком много времени. Это связано с тем, что возможности компьютеров тогда были ограничены, мы работали с перфокартами, у нас не было портативных компьютеров. Располагая нынешними вычислительными способностями и накопленными знаниями, мы можем получать гораздо более подробные прогнозы будущего. От этого зависит большая часть работы, выполняемой мной и Джонатаном, и точность выдаваемых нами результатов.

Самые первые модели не включали Гималаи, там вообще не было гор, а глубина океанов принималась за 30 сантиметров. Теперь наши модели учитывают горы и настоящий океан. Мы постоянно работаем над усовершенствованием моделей, чтобы получать более точные прогнозы и предлагать более действенные решения проблем.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: В моделях, которые попадают к нам от климатологов, для изучения влияния на общественное здоровье нам нужна информация не только местного характера, но, скажем, как часто будут наступать периоды аномальной жары, и как долго они будут длиться. Для наших исследований это очень важно. Из-за аномальной жары в Европе в 2003 году – вы помните? – тогда за 11 дней умерло 70 тысяч человек. Мы не можем сказать, что это было из-за глобального потепления. Климатологи изучили, насколько высокой, насколько экстремальной была температура тем летом. Есть некоторое устоявшееся распределение температур, но в то лето температуры вышли далеко за рамки привычных. Климатологи рассмотрели вероятность наступления подобной жары: по данным науки о климате, парниковые газы, попадавшие в атмосферу на протяжении последних 30-ти лет, оказывают воздействие не только на температуру – температура не растет линейно, скорее мы наблюдаем большое количество температурных пиков. Климатологи сказали, что вероятность наступления подобной жары, вызвавшей смерть 70 тыс. людей, увеличилась вдвое. Вероятность этого явления увеличилась в два раза из-за увеличения содержания парниковых газов и вызванных этим изменений климата.

Когда соблюдается привычное распределение, при средней температуре, средней влажности все хорошо, однако любые экстремальные явления – необычная жара или холод, засуха или наводнение, несут угрозу сельскому хозяйству, экологии и здоровью населения. По версии климатологов изменение климата не будет происходить постепенно. Вместо этого мы будем все чаще и чаще наблюдать экстремальные явления, и это сильно беспокоит меня, как ученого, занимающегося вопросами здоровья населения, потому что мы не очень хорошо справляемся с экстремальными явлениями.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Есть ли какие-то хорошие новости, связанные с глобальным потеплением? Что-то положительное?

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Я отвечу первым. Сократится количество людей, умирающих от холода.

ТУПТЕН ДЖИНПА: Не надо будет носить теплую одежду... Теплая одежда бывает очень тяжелой.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Исчезнут некоторые болезни. Например, некоторые болезни, переносимые клещами. Вы знаете, кто такие клещи?

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: В Дхарамсале жаркий климат, но нет комаров.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ:
Уменьшится число некоторых заболеваний. В некоторых регионах, в странах бывшего Советского Союза, например, увеличится производство продовольствия, повысится урожайность. Таким образом, будут как выигравшие, так и проигравшие. Когда я участвовал в подготовке отчета для ООН…

ТУПТЕН ДЖИНПА:
Нам необходимо взглянуть на ситуацию с глобальной точки зрения, в целом, иначе нам трудно сказать.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Когда мы производили оценку для ООН, в главе об общественном здоровье мы сделали вывод о том, что некоторых болезней станет меньше, других больше, но, в конечном счете, неблагоприятных последствий будет больше, чем благоприятных. Об этом говорят все произведенные нами исследования.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: А что по поводу Тибетского нагорья?

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Согласно некоторым исследованиям глобальное потепление будет иметь благоприятные последствия для людей на Тибетском нагорье, потому что зимой там очень холодно…

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Совершенно верно.

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: …и это вызывает респираторные проблемы. Считается, что будет некоторый положительный эффект. При более высоких температурах люди смогут выращивать больше сельскохозяйственных культур. Кажется, Рафаэла приводила мне еще один пример: с таянием вечной мерзлоты увеличиваются озера, что в свою очередь приводит к увеличению популяции журавлей, мигрирующих птиц, но, конечно, существует множество отрицательных последствий…

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА:
Больше журавлей, больше еды! Китайцы любят охотиться на журавлей.

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Это очень красивые птицы.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: В начале 60-х годов эти птицы, журавли и гуси, не беспокоились при появлении людей в тибетской одежде, но, завидев людей в китайской одежде, они сразу же улетали. Поэтому, идя на охоту, многие китайцы стали одеваться в традиционные тибетские одежды.

ДАЯНА ЛИВЕРМАН: Мы называем это адаптацией... В любом случае, я думаю, что обязательно будут географические регионы, которым глобальное потепление принесет пользу, и другие, которые пострадают от этого. У некоторых людей улучшится питание, в холодных регионах они будут чувствовать себя теплее. Но одновременно у людей, живущим в бассейнах рек, будет меньше воды. Я думаю, что это вообще непростой вопрос, потому что некоторые страны не слишком стремятся к участию в обсуждении проблемы изменения климата, поскольку они считают, что эти изменения будут им выгодны. И как мы можем на них повлиять, чтобы они задумались о странах, которые понесут потери в результате этих изменений?

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Грег...

ГРЕГОРИ НОРРИС: В дополнение к сказанному. В самом начале сегодня, Ваше Святейшество, вы сказали, что люди способны вообразить будущее, предсказать будущее и адаптироваться. Некоторые группы населения Земли смогут адаптироваться успешно, в некоторых местах адаптация будет труднее, но что произойдет с биоразнообразием животных, которые не могут предвидеть изменения климата? И зачастую не могут переместиться в другие районы, поскольку мы отрезали им пути миграции, а изменения произойдут гораздо быстрее, чем раньше.

ДАЯНА ЛИВЕРМАН:
Возможно, Джонатан или Декила могли бы ответить... Одним из наиболее убедительных показателей изменения климата являются результаты тысяч исследований, в которых изучили изменения популяции птиц. Почти 80% исследований показали, что птицы движутся по направлению к полюсам или выше в горы, и это хорошо согласуется с данными о глобальном потеплении. Мы видим, что птицы, которые обладают большей мобильностью, уже реагируют на изменение климата. Однако другие биологические виды не так мобильны, как птицы, и, кроме того, для перемещения в более прохладные горы, им необходимо пройти через территории, населенные людьми. Декила может рассказать вам об этом, теперь Фонду сохранения дикой природы предстоит задуматься: только средств было вложено в защиту природы в определенных районах, но что произойдет, если изменится климат и эти виды больше не смогут там жить? Я недавно была в Австралии, там предложили идею сопровождаемой миграции, то есть люди будут помогать экосистемам переместиться в связи с изменением климата. Такое можно представить себе только на планете, где доминируют люди, чтобы люди помогали животным мигрировать...

ДЕКИЛА ЧУНГЬЯЛПА: Я могу привести пример с тиграми. Большинство тигров, живущих в Индии и Непале, обитают на равнинах, но в последние два, три года данные с фотоловушек свидетельствуют о том, что тигры начали забираться выше в горы. Вы, наверное, видели фотографию, сделанную фотоловушкой в Бутане, на которой тигр запечатлен на высоте четырех тысяч метров. Это беспрецедентный случай, мы никогда не видели тигров так высоко, в снегах. На самом деле они вторгаются на территорию снежных леопардов. Тигры – довольно крупные животные, а снежные леопарды – существенно меньше в размерах. И нас, экологов, занимающихся вопросами дикой природы, беспокоит возможность конфликта между этими двумя видами хищников. Какой из них завоюет господство над этой территорией?

Как отметила Даяна, такие организации как Фонд защиты дикой природы, потратили много средств и времени на защиту мест обитания определенных биологических видов, к примеру, тигра, а теперь мы видим, что меняется растительность, деревья, и животные начинают перемещаться. Первыми перемещаются не хищники, а животные, которыми они питаются, олени, например. Вслед за ними перемещаются и хищники. В настоящее время мы изучаем вопрос коридоров дикой природы. И это очень сложный вопрос, поскольку эти территории плотно населены людьми. Как договориться с местным населением, чтобы они позволили тигру или стаду слонов пройти через их деревни? Надо как-то суметь убедить их в том, что защита тигров в интересах местных жителей. Очень непросто найти правильное решение. Мы также должны хорошо понимать особенности поведения животных – тигр ведет одиночный образ жизни, он войдет в лес, только если в радиусе пяти километров не будет ни одного другого существа. Если же на расстоянии ближе пяти километров есть люди, то тигры не войдут на эту территорию. Таким образом, мы должны не только охранять лес, но и создать коридор достаточной ширины. Это всего лишь один из примеров.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Один лишь комментарий - мы говорим о влиянии изменения климата на растительность и миграцию животных, о необходимости создания коридоров для их перемещения. Однако на самом деле мы имеем дело с глобальными изменениями в окружающей среде в целом, и как отметила Даяна, изменение климата – это важная проблема, но далеко не единственная. Многие изменения касаются биоразнообразия. Согласно отчету «Оценка экосистем на пороге тысячелетий», мы очень сильно изменили природный ландшафт Земли, в частности для того, чтобы заниматься сельским хозяйством. Всякий раз, когда мы приспосабливаем земли под свои нужды, это незамедлительно сказывается на жизни различных биологических видов. Я хочу напомнить, что сегодня утром, когда речь зашла преимущественно об изменениях климата, мы отметили, что важно понимать, что речь идет о глобальном изменении окружающей среды в целом, а не только об изменении климата. Некоторые проблемы, связанные с землепользованием, не менее насущны, чем глобальное потепление, и требуют принятия незамедлительных мер. Мне просто хотелось бы напомнить вам об этом.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Не могли бы вы рассказать поподробнее об этом? Превращение леса в сельскохозяйственные угодья лишает животных ареала проживания? Не могли бы вы привести примеры?

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: К примеру, мы вырубаем лес, чтобы разводить домашний скот, возделывать землю, или строить дороги. Это разобщает ареал, фрагментирует его так, что полностью меняет структуру биоразнообразия в этом регионе.

ДЖОН ДАНН: Может быть, взять в качестве примера болезнь Лайма?

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Итак, болезнь Лайма. Это пример того, как изменение биологического разнообразия и количества видов напрямую связано с риском заражения этой болезнью. Болезнь Лайма разносится клещами… Однако бактерии, вызывающие болезнь Лайма, на самом деле находятся, в основном, в мышах… Естественным резервуаром, питающим эти бактерии, в природе являются мыши. В больших лесных массивах живет множество различных животных – еноты, мыши, обезьяны, изобилие различных видов животных. Многие из них, возможно, питаются мышами, что приводит к уменьшению численности мышей.

Клещам нужна кровь, они питаются кровью животных, и если это кровь мыши, инфицированной болезнью Лайма, то клещи становятся опасными для людей. Но клещу все равно кого кусать, так что если в лесу множество разнообразных животных, вероятность заражения клещей от инфицированной мыши сокращается. Если же разбить лесной массив на небольшие участки, фрагментировать его, то сократится количество живущих в нем животных. Потому что такие животные как обезьяны и лисицы нуждаются в пространстве, и одним из немногих животных, остающихся в лесу, будут мыши. Мыши могут жить где угодно. Поэтому в лесу, разбитом на небольшие участки, вероятность, что клещи заразятся бактерией, увеличивается, поскольку в лесу остались только мыши. Это пример того, как разнообразие биологических видов непосредственно влияет на снижение риска заболеваний. Изменяя природный ландшафт, мы изменяем биоразнообразие и меняем вероятность заболевания этой болезнью.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Вы хотели бы что-то сказать?

УЧАСТНИЦА ДИСКУССИИ: Ваше Святейшество, вы дважды спрашивали об экономических последствиях, и я хотела бы вернуться к изменению климата и сказать о положительных и отрицательных последствиях глобального потепления с точки зрения промышленности. Разные страны по-разному относятся к глобальному потеплению, Канаде это не повредит, а вот Африке повредит сильно. То же самое происходит и с отраслями промышленности. Так, для судоходства, получить доступ к Северному морскому пути, который искал еще Колумб…

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН:
Не могли бы Вы объяснить, что такое Северный морской путь?

УЧАСТНИЦА ДИСКУССИИ: Это морской путь, огибающий север Канады. Это большой прорыв, огромное экономическое преимущество…

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Он был блокирован льдом…

УЧАСТНИЦА ДИСКУССИИ: В то же время страховые компании, скажем, Ллойд в Лондоне, очень озабочены изменениями климата, потому что их бизнес основан на том, что катастрофы происходят случайно и не связаны друг с другом. Однако катастрофы происходят все чаще, они крупнее и более взаимосвязаны друг с другом, так что бизнес-модель этих компаний меняется. Так что они очень нуждаются в моделях для прогнозирования...

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Я думаю, что наибольший ущерб причиняется именно в силу экономических причин. И как я уже говорил утром, они продиктованы алчностью, близорукостью, отсутствием осознанности и чувства ответственности… В то же время экономика чрезвычайно важна, мы нуждаемся в природных ресурсах.

ТУПТЕН ДЖИНПА: Единственно верный подход – это поиск баланса, при котором мы не впадаем в крайности.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Настоящая проблема – это увеличение населения, потому что требуется все больше еды, ресурсов, и это становится причиной многих трудностей.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Ваше Святейшество, позвольте мне прокомментировать. Ваше замечание по поводу роста населения напомнило мне об одной карикатуре. В бурном море плывет лодка, она накренилась – вот так, это нос лодки, это ее корма. На носу люди размером с муравьев, они повсюду, но очень маленькие, некоторые из них срываются в воду. Сзади сидят люди, огромные, вот такие большие, которые кричат: «Эй, вы, впереди, на носу, остановите перенаселение, прекратите размножаться».

Эти большие люди, которые на корме – это могут быть американцы, канадцы, европейцы, мы оказываем наибольшее воздействие на окружающую среду. Наше потребление на душу населения огромно, каждый из нас такой большой, и мы тонем. Конечно, перенаселение – это тоже важная проблема, и мы не можем ее игнорировать, говоря, что это всего лишь чрезмерное потребление ресурсов. Но именно в этой области, в области сокращения потребления энергии и ресурсов на душу населения, мы достигли наименьшего прогресса... Перенаселение определенно представляет собой большую проблему. Однако я думаю, что, предоставляя женщинам образование и самостоятельность, мы уже смогли добиться большего успеха в замедлении роста населения, чем в наших попытках посадить на энергетическую диету этих больших людей на корме.

ТУПТЕН ДЖИНПА:
Это говорит о том, что нам следует всерьез подумать об изменении нашего образа жизни.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Тут вообще есть большое противоречие... На Западе многие люди с одной стороны озабочены физической формой, и в то же время очень много едят. Они едят-едят-едят и становятся вот такими большими...

ТУПТЕН ДЖИНПА: Его Святейшество вспоминает, как его старший наставник, Кьябдже Линг Ринпоче, говорил о том, что на Западе многие люди говорят, что для здоровья полезно сбрасывать лишний вес, однако зачастую большинство тех, кто об этом говорят, сами очень грузные.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Да-да.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Как мы говорили, одной осведомленности недостаточно, необходимо претворять это в жизнь.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Наши центры контроля и профилактики заболеваний называют излишний вес и ожирение эпидемией № 1 в Соединенных Штатах. 60% американцев страдают от избыточного веса.

ТУПТЕН ДЖИНПА:
В Министерстве Обороны США говорят о том, что многие новобранцы страдают избыточным весом.

МАТЬЕ РИКАР: Давайте взглянем на картину в целом. Его Святейшество сегодня упомянул, что, возможно, через три миллиона лет на Солнце может произойти взрыв, и оно превратится в сверхновую звезду, и космологи говорят, что через несколько миллиардов лет оно расширится и превратится в атомы железа – это естественный процесс. Конечно, наше присутствие совершенно естественно, все происходящее в природе естественно. Однако с появлением современных технологий биологические возможности человека увеличились в тысячи раз по сравнению с возможностями, которыми мы располагали изначально. Это нельзя назвать противоестественным, поскольку это произошло, однако это новое явление с точки зрения биологической эволюции. То же самое относится к отходам: в древности камни, дерево, кожа, когда их выбрасывали, подвергались разложению. Однако нынешние отходы копятся, и это токсичные отходы, радиоактивные отходы и прочие разнообразные виды отходов.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Пластмасса вечна.

МАТЬЕ РИКАР:
Да, пластмасса вечна. Огромное количество токсичных отходов. Итак, у нас две проблемы – быстрый рост наших биологических возможностей за счет технологий и огромное количество отходов, которых раньше не было, все это совершенно новые явления. Конечно, обсуждать эти проблемы нужно, но еще важнее задуматься о том, что можно сделать, чтобы уменьшить страдания? Как помочь людям, вынужденным переселяться из-за изменения климата, как помочь самым бедным, которые страдают больше всего совершенно не по своей вине? Мы не в силах предотвратить взрыв Солнца через несколько миллионов лет, однако в то же время мы можем сделать все от нас зависящее для предотвращения страданий, вместо того, чтобы говорить – это естественный процесс, все подвержено изменениям. Это было бы наиболее практичным подходом.

Во время перерыва меня спросили – в Индии принято сжигать трупы, и кто-то сказал, что было бы лучше, если бы трупы хоронили, потому что сжигание приводит к эмиссии двуокиси углерода.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА:
Недалеко от Нагпура есть одна организация… Это колония, где живут инвалиды… у них есть традиция. Они завели такой обычай: когда кто-то умирает...

ТУПТЕН ДЖИНПА: У них есть обычай, когда кто-то умирает, его оборачивают в саван и хоронят в земле, а на месте могилы сажают дерево. Его Святейшество считает, что это замечательная традиция.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Я знал этого человека, основателя, Баба Амды. Он уже умер. Часть средств, полученных с Нобелевской премией мира, я пожертвовал этой организации, замечательная организация. Я не знаю, что случилось с организацией после смерти ее основателя... Некоторые люди действительно искренне прилагают усилия, но чего нам не хватает – это объединения усилий... Например, наша организация… Мне хотелось бы обсудить этот вопрос с некоторыми членами.

ТУПТЕН ДЖИНПА: Его Святейшество говорит, что сегодня существует так много организаций, которые осуществляют так много программ, но было бы хорошо, если бы между ними была координация, чтобы они объединили свои усилия для достижения большего эффекта.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Также необходимо делиться опытом работы. Одна небольшая группа здесь может поделиться результатами с другими, чтобы они могли повысить свою осведомленность и применять этот опыт на практике. В этой стране, в Индии, насколько я знаю, есть несколько маленьких организаций в Раджастане, Махараштре, Майсуре… Я бывал в этих регионах, мне удалось посетить эти организации … В каждой из них работают настоящие энтузиасты, и они действительно улучшают условия жизни в деревнях, на местном уровне. Однако им не хватает координации работы.

ДЖОНАТАН ПЭТЦ: Этот тот путь, по которому нам следует идти вперед. Мировое сообщество, занимающееся вопросами здравоохранения, начиная с Всемирной организации здравоохранения, сейчас разработало подход под названием «Учет интересов здоровья во всех направлениях политики». Это новое движение. Я говорю с точки зрения здравоохранения, но этот подход охватывает энергетический сектор, сельское хозяйство, транспортный сектор, бизнес экономику. Всемирная организация здравоохранения призывает нас работать сообща, по всем секторам в совокупности, на основании единой базы знаний, иначе нам не удастся разрешить существующие проблемы. У нас есть министерство здравоохранения, министерство защиты окружающей среды, министерство финансов, и всякий раз, когда в одном из направлений деятельности нам удается добиться прогресса, это происходит за счет какого-то другого направления. Сегодня звучит важный призыв к объединению усилий, и возникло международное движение под лозунгом «Учет интересов здоровья во всех направлениях политики». Я думаю, вы совершенно правы: только если мы примем во внимание все разнообразные точки зрения, все сложности и взаимосвязи, только тогда нам удастся достичь решения проблем.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Совершенно верно... Большие проблемы, сложные проблемы… с помощью осведомленности, образования, чувства ответственности и общности – не имеет значения, о каком государстве идет речь, независимо от принадлежности к той или иной религии – мы должны работать вместе, понимая, что в основе своей мы все одинаковы, все мы люди... Когда я слышу о прогнозах на последующие 30-50 лет, возможно, мне лично не стоит о них беспокоиться. Когда человечество столкнется с этими серьезными проблемами, возможно, я уже буду на небесах или в аду.

Но мы должны работать. На нас лежит большая ответственность. Мы должны обеспечить более безопасное будущее для следующих поколений хотя бы на несколько столетий. О дальнейшем они позаботятся сами, на тысячу лет, возможно, десять тысяч лет. Не знаю.… И конечно, всё будет зависеть от милости Солнца, правда?

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Наше второе заседание подошло к концу. Мне хотелось бы поблагодарить всех участников и вас, Ваше Святейшество, за ваше время.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА: Спасибо! Меня не будет на вашем следующем заседании, где вы будете обсуждать вопросы с монахами.

ДЭНИЕЛ ГОЛУМАН: Да, следующее заседание мы посвятим дискуссиям с монахами. Сейчас у нас будет небольшой перерыв, и мы продолжим после.

Е.С. ДАЛАЙ-ЛАМА:
Хорошо, спасибо!

Перевод: Дарима Дарибазарон

Участники конференции:


1. Тензин Гьяцо, Его Святейшество Далай-лама XIV

2. Декила Чунгьялпа (Dekila Chungyalpa), директор новой программы «Священная Земля» (Sacred Earth) Всемирного фонда дикой природы, США.

3. Джон Данн (John Dunne), старший доцент кафедры религии в университете Эмори, США.

4. Дэниел Гоулман (Daniel Goleman), сооснователь программы «Сотрудничество в академическом, социальном и эмоциональном обучении» университета штата Иллинойс, содиректор «Ассоциации изучения эмоционального интеллекта в организациях» в университете Ратгерс, США.

5. Роши Джоан Халифакс (Roshi Joan Halifax), основатель, настоятель и главный преподаватель института Упайя и центра дзен в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, США.

6. Туптен Джинпа (Thupten Jinpa), главный переводчик Его Святейшества Далай-ламы, президент и главный редактор Института тибетской классической литературы, Индия.

7. Даяна Ливерман (Diana Liverman), содиректор Института окружающей среды в университете Аризоны, профессор факультета географии и развития, США.

8. Салли Макфаг (Sallie McFague), богослов в Ванкуверской школе теологии, Британская Колумбия, Канада.

9. Грег Норрис (Greg Norris), основатель и исполнительный директор фонда «Новая Земля» (New Earth), приглашенный профессор в центре прикладных исследований в области устойчивости в университете штата Арканзас, США.

10. Клэр Палмер (Clare Palmer), профессор философии в университете Техаса (Texas A&M University), США.

11. Джонатан Патц (Jonathan Patz), профессор и директор программы Глобальная экомедицина в университете Висконсин в Мэдисоне, США.

12.Матье Рикар (Matthieu Ricard), буддийский монах (монастырь Шечен в Катманду), автор книг, с 1989 переводчик Его Святейшества Далай-ламы.

13. Элки Вебер (Elke Weber), профессор Института международного бизнеса им. Джерома А. Чейзена при Колумбийском университете, профессор психологии в Колумбийском университете, США.
Просмотров: 7679  |  Тэги: ум и жизнь, экология
 

Расписание встреч

2017.12.10 Индия, Мумбаи, штат Махараштра
10 декабря 2017 г.
Публичная лекция «Возрождение древней индийской мудрости в современной Индии». Первая половина дня. Организаторы: фонд «Видьялока» совместно с образовательной организацией «Сомая Видьявихар». «Видьялока» – фонд, учрежденный организацией «Вана», который выступает за сохранение культурно-философского наследия Индии. Место проведения: Somaiya Vidyavihar. Для посещения лекции необходимо направить заявку на электронный адрес talks@vidyaloke.in. Подробнее: www.vidyaloke.in.
2017.12.14 Индия, Мундгод, штат Карнатака
14 декабря 2017 г.
Торжественная церемония открытия научно-медитационного центра монастыря Дрепунг Лоселинг. Первая половина дня.
2017.12.20 Индия, Билакуппе, штат Карнатака
20 декабря 2017 г.
Посвящение Хаягривы (тамдинг янгсанг каванг). Место проведения: монастырь Сера Чже.

Сохраним Тибет!

Видео. Далай-лама в программе «Экспромтом»
Его Святейшество Далай-лама беседует с основателем и главным редактором программы «Экспромтом» Шекхаром Гуптой. «Экспромтом» – программа телеканала NDTV. Эфир от 6 февраля 2017 года.

2017.11.28
28 ноября – 3 декабря. Санкт-Петербург. Геше Нгаванг Тукдже. Учения и совместные практики

Геше Нгаванг Тукдже дарует учения в Санкт-Петербурге
Группа буддистов Санкт-Петербурга представляет расписание буддийских учений, которые будет проводить геше Нгаванг Тукдже с 28 ноября по 3 декабря. Геше Тукдже объясняет учения сутры и тантры ...

Основные разделы сайта