Его Святейшество Далай-лама и Преподобный Дада Васвани

19-11-2013, 12:53  |  Напечатать



Интерактивная встреча Его Святейшества Далай-ламы и преподобного Дады Васвани, главы духовной миссии садху Васвани. Встречу ведет Аамир Хан, ведущий актер индийского кинематографа. Встреча состоялась в миссии садху Васвани в Пуне, Махараштра, Индия, и была приурочена к 95-й годовщине со дня рождения Дады Васвани.

Видео: Офис ЕСДЛ
Перевод: Ольга Селезнева
Озвучивание: Игорь Янчеглов
Техническая поддержка: Максим Брежестовский
dalailama.ru


Расшифровка видео:


Аамир Хан: Доброе утро всем! Я очень рад нашей встрече, добро пожаловать! Для меня огромная честь быть сегодня здесь и для всех вас, я уверен, тоже, потому что мы в одном зале с двумя величайшими душами нашего времени, величайшими светочами нашего времени. Для нас это «руба-руба трошани»; «руба-руба» означает лицом к лицу, сегодня мы лицом к лицу с двумя величайшими источниками света нашего времени. Я совершенно уверен, мне не нужно вам представлять Его Святейшество Далай-ламу, великого духовного лидера, человека, который всегда пребывает в любви и мире, в счастье и во всех жизненных трудностях сохраняет твердость духа и уверенность и так сильно вдохновляет всех нас. Давний друг Его Святейшества, Дада Васвани, тоже не нуждается в представлении (аплодисменты). Один из величайших мыслителей нашего времени; тот, кто вселяет любовь в наши сердца и столькому нас учит. Самое важное, чему я сам научился от Дады, это любовь и улыбка. Когда я его вижу, мое сердце наполняется радостью. А теперь прошу всех присоединиться ко мне и поздравить его с днем рождения.

Поют:
С днем рождения тебя
С днем рождения тебя
С днем рождения, Дада,
С днем рождения тебя.

Для начала я хочу попросить Даду сказать несколько слов в день своего рождения, затем я задам ему несколько вопросов, а затем я попрошу Его Святейшество сказать несколько слов и мы побеседуем с ним. Но давайте начнем с Дады.

Дада, в Ваш день рождения, пожалуйста, поделитесь с нами Вашими мыслями, размышлениями.

Дада: Друзья, друзья и последователи Господа нашего. Эта такая радость быть здесь сегодня утром. Намаскар! Я приветствую каждого из вас. Слова, с которыми я обращусь к вам сегодня, будут немногочисленными и простыми. И первое мое слово ‒ приветственное. Со смирением и любовью в сердце я приветствую двух наших главных гостей ‒ Его Святейшество Далай-ламу и сердечно любимого вами ‒ я знаю, как безумно вы всегда рады видеть его, ‒ нашего любимого Аамира Хана.

Они оба нашли время в своем напряженном расписании. Я не знаю, как им удалось найти время и прийти на этот скромный праздник и поделиться благословением своих смелых и прекрасных сердец. Его Святейшество Далай-лама ‒ выдающийся человек, другого такого человека нет больше во всем мире (аплодисменты). Он апостол братства, товарищества, единения и любви. Он проповедник сострадания, можно бесконечно продолжать этот список… Он пришел сюда благословить нас и я глубоко ему признателен. Так же и наш дорогой и любимый Шри Амир Хан, вы знаете его лучше, чем я. Он волшебник, он может превратить этот зал в театр, он тоже пришел благословить нас сегодня. Говорят, сегодня день моего рождения, но я вам скажу, что каждое утро, когда я встаю с постели ‒ мой день рождения (аплодисменты). И я часто молюсь Господу, что если это будет мой последний день, пусть Он благословит меня на то, чтобы я дарил любовь всем, это всегда было глубочайшим устремлением моего сердца ‒ дарить любовь всем. Я верю, что лучшее учение ‒ это учение о том, что мы должны любить друг друга, как Бог любит нас.

Говорят, есть три вида любви. Первый вид любви ‒ это обычная любовь, которая знакома нам всем. Когда мы испытываем его, то говорим, что потеряли голову от любви. Но любовь ‒ это не то, от чего теряют голову. Любовь ведет нас к вершинам, любовь ‒ это нечто, что поднимает нас. Первый вид любви называют «эрос», это первый вид любви. Как только вас захватывает такая любовь, вы забываете обо всем. Вы не можете больше есть и спать, вы не можете работать. Такая любовь делает вас страстным. Иногда она сводится только к плотской страсти. Вот этот низший вид любви, известный как «эрос».

Второй вид любви мы называем «филос». Для первого вида любви ‒ ключевое слово «если». Если ты сделаешь это для меня, если ты дашь мне это, я буду продолжать тебя любить, но при других условиях нет. Это обусловленная любовь. Для второго же вида любви, филоса, ключевое слово ‒ «потому». Я люблю тебя, потому что ты любишь меня, Это тоже обусловленная любовь, это не истинная любовь. Достаточно какого-то недоразумения, и любовь разбивается вдребезги. Вы видите такую любовь повсюду вокруг вас. Происходит так много разводов, а ведь когда люди женятся, они говорят друг другу, что будут любить друг друга вечно, пока смерть не разлучит их. Но вот что-то случается, и от любви не остается и следа.

Есть и третий вид любви. Истинная любовь, безусловная любовь, вселенская любовь, божественная любовь, известная как агейп (Agape). Главное слово этой любви ‒ «вопреки». Первое слово ‒ «если», второе ‒ «потому что», третье ‒ «вопреки». Вопреки всему что вы делаете, я буду продолжать вас любить (аплодисменты). Это и есть настоящая любовь, истинная любовь, которая нужна сегодня миру. Только этот вид любви ‒ истинный.

Я не буду распространяться, ведь все мы пришли послушать Его Святейшество. Будда учил, что есть четыре вида любви. Первый мудрита, второй каруна, и так далее. Но есть только один истинный тип любви, мы называем его ‒ «агейп», «любовь агейп». Хотел бы я, чтобы я мог подарить каждому из вас немного такой любви, она подняла бы вас высоко, к вершинам святости, куда стремится каждая душа. Спасибо.

Аамир Хан: Дада, все присутствующие ловили каждое ваше слово, и от имени всех нас, разрешите задать первый вопрос. Быть может, вы поможете нам. В наших головах всегда бродит столько разных мыслей. Скажите, пожалуйста, вот вы прожили 95 лет, что было для вас самым серьезным уроком, которым сегодня вы можете поделиться с нами?

Дада: Я плоховато слышу, может, Вари скажет мне.

Вари: Садитесь поближе и скажите еще раз.

Далай-лама: Жарковато здесь (смех).

Дада: Огонь любви снизошел на Вас.

Вари: (говорит Даде) Он будет смотреть на вас и говорить, (Аамиру) пожалуйста, говорите, помедленнее, дорогой.

Аамир Хан: Микрофон включен? И микрофон Дады тоже? Дада, какой самый серьезный урок Вы получили за девяносто пять лет своей жизни? Расскажите нам, что было самым большим уроком?

Дада: Единственное, что у меня есть, это любовь. Я думаю, это высочайшая вершина, доступная человеку. Мой учитель был ко мне очень добр, очень милосерден. Однажды он сказал мне, проси, чего хочешь, и я тебе это дам. Я сказал: «Учитель, я хочу только любви, вселенской любви, любви, которая изливается одинаково на грешника и святого, на злого и доброго. Когда я смотрю на вас, я вижу множество образов моего учителя, лиц моего учителя (аплодисменты).

Аамир Хан: Дада, вы сказали что-то очень важное, отвечая на вопрос. Так много людей приходит на встречи с вами. Я один из них. Все мы приходим с разными устремлениями в сердце, мы приходим с разными чувствами и желаниями, одни приходят с чистым сердцем, другие ‒ не с таким чистым сердцем. Как вы различаете нас или вы не различаете?

Дада: Я не разделяю людей. Я вижу образ своего учителя в каждом из вас. Поэтому я хочу поклониться в ноги каждому из вас, по крайней мере, попытаюсь, потому что я вижу в каждом из вас образ моего учителя.

Аамир Хан: Дада, скажите, пожалуйста, вы сделали блестящую научную карьеру. Что удержало вас от материалистических взглядов и привело к духовности?

Дада: Когда я учился в колледже, мои мечты были весьма материалистичны. Я сдавал вступительные экзамены в 13 лет, прошел экстерном четыре класса. У меня были большие планы на будущее. Обычно студенты сдавали вступительные экзамены в 17 лет, я сдавал в 13. В те дни проводились экзамены ICS (экзамены для поступления на государственную службу империи), и все говорили, что нужно к ним готовиться, но поскольку я закончу учебу в 17, у меня в запасе будет еще четыре года на подготовку. Все остальные сдавали экзамен, как только оканчивали учебу. В своих мечтах я представлял, как пройду ICS экзамены, стану налоговым инспектором и тому подобное. Посередине учебы я познакомился со своим учителем, дорогим Садху Васвани, и в моей жизни произошли перемены, жизнь поменялась полностью, разворот на 180 градусов, и все материалистичные мечты рассеялись, как дым. Все, чего я хотел, это быть у лотосовых стоп моего учителя, чтобы служить ему и быть у него в милости.

Аамир Хан: Дада, вы говорили о трех видах любви. Сейчас мне очевидно, что вы любите любовью третьего вида.

Дада: Хотелось бы, чтобы это было так.

Аамир Хан: Но у меня такой вопрос, вы когда-нибудь любили любовью первого вида? Всем ужасно любопытно, все хотят знать.

Дада: Я влюбился как в середине учебы. Я говорил, у меня были тогда свои мечты, и одна из них была связана с любовью первого вида. Но это такая старая история, она случилась давным-давно в том старом мире.

Аамир Хан: Я хочу узнать об этом все, но когда мы останемся одни. Вы мне потом расскажете.

Дада: Я не возражаю, чтобы все об этом знали. Потому что это был не я, а кто-то совсем другой.

Аамир Хан: Хороший ответ, ничего не скажешь, надо запомнить. Это был не я, это был кто-то другой.

Аамир Хан: Дада, видите, я пользуюсь современным устройством...

Дада: Прошу прощения?

Аамир Хан: Дада, Вы видите, это Ipad. Сегодня в нашей жизни появилось много различных устройств, у нас есть устройства на все случаи жизни. Что вы об этом думаете?

Дада: Я живу очень простой жизнью, даже не знаю, как обращаться с компьютером. Не знаю, в чем там разница между I pad и You pad (смех). Время от времени я пользуюсь преимуществами этих устройств, когда мне нужно отправить срочное письмо, я диктую его кому-нибудь из моих друзей, а они отправляют его с помощью Ipad или как он там называется. Но сам я не умею с ними обращаться, нет. Ко мне тут зашел друг и подарил мне четвертый тип Ipad. Они бывают разных видов, он подарил мне четвертый, но не знаю, кто-то его потом забрал, а я по нему не скучаю нисколько. Потому что понятия не имею, что с ним делать.

Аамир Хан: Дада, скажите, пожалуйста, а вы были очень хорошим ребенком, очень-очень хорошим?

Дада: Нет, не всегда.

Аамир Хан: Вообще я могу это сказать по вашим глазам, даже сейчас заметно.

Дада: Я помню один случай, за который сейчас мне очень стыдно. Моя любимая мама, когда в дом приходили старшие, просила меня кланяться им до земли и касаться их ног. Я ответил: «Что же это такое? Каждый раз, когда приходит кто-то старший, неважно образованный или нет, бедный или богатый, здоровый или больной, сумасшедший или в здравом уме, я должен кланяться ему до земли?» Она сказала: «Если он старший, ты должен ему поклониться». Однажды пришел пожилой человек, наш дальний родственник, у него были проблемы с речью, он сильно заикался, я поклонился ему и, мне стыдно, но я должен признаться, я ущипнул его за ногу. Я ущипнул его за ногу и он закричал. Моя мать сказала: «Ты ему поклонился, а он кричит, поэтому освобождаю тебя от этой обязанности кланяться». Иногда я немного шалил.

Но я всегда искренне почитал моих учителей и мудрых людей, тех, кто понимал, что такое истинное знание, мудрость. Я всегда питал к ним огромное почтение, и когда бы святой человек ни приходил в наш город, я шел посидеть у его ног и всегда старался научиться чему-нибудь у него.
Аамир Хан: Дада, скажите, а как вы отдыхаете?

Дада: Был еще один случай, я помню, как-то в наш город пришел святой человек, я увидел его, подбежал и попросил: «Дайте мне, пожалуйста,совет». Я до сих пор помню, он мне ответил: «Мой совет тебе: будь львом, а не собакой». Я ему сказал: «Я не понимаю, что значит быть львом. Я и так Лев, это мой знак зодиака». Вы же знаете, если вы родились в августе, то родились под знаком льва. Но я ему сказал: «Я не понимаю, почему вы говорите, что мне нужно быть львом, а не собакой». Он ответил: «Разница между львом и собакой такая. Если ты бросаешь мяч в собаку, собака не будет смотреть на тебя, а побежит за мячом, а если ты выстрелишь во льва, то лев не будет думать о выстреле, а побежит, чтобы схватить тебя за руки. Всегда ищи причину, не заботься о следствиях, о том, что случилось с тобой». Я навсегда запомнил этот урок. И скажу вам, это было щедрым благословением. Я поделился этим уроком с вами и хотел бы, чтобы и вы следовали этому наставлению. Не думайте о том, что произошло, но помните об Одном, который является причиной всего.

Аамир Хан: об источнике...

Дада: Будьте львами. Сегодня, когда вы покинете зал, вас начнут спрашивать, чему вас научил дорогой Аамир Хан (смех). Скажите, он преподал нам вот такой урок: будьте львами, не будьте собаками.

Аамир Хан: Видите, Дада учит львов. Скажите, Дада, как вы отдыхаете? Как вы развлекаетесь?

Дада: Вся моя жизнь сплошной отдых, как видите. Я не знаю, что значит быть напряженным, научите, как получить стресс. Кто-нибудь из вас меня научит? Иногда немного стресса не помешает. Но я вот пытаюсь напрячься, а у меня не получается.

Аамир Хан: Но даже если вы не подвержены стрессу, иногда нам нужно развеяться, поменять обстановку...

Дада: Учитель йоги научил меня делать шавасану. Но я ее не практикую. Шавасана ‒ это поза мертвого, вы просто ложитесь на пол и думаете, что умерли. Но мне пока не представилось случая ее применить (смех).

Аамир Хан: Дада, какой момент был самым счастливым в вашей жизни?

Дада: Вот этот, сейчас, когда я сижу рядом с вами. Я сижу здесь, между двумя великими людьми, справа от Его Святейшества и слева от Его Волшебничества.

Аамир Хан: И перед всеми этими прекрасными людьми. Скажите, Дада, а какую книгу вы любите больше всего? Сам я очень люблю читать. Ваша любимая книга? Я люблю читать. Не могли бы вы порекомендовать мне какую-нибудь книгу?

Дада: Если нужно выбрать одну книгу... У меня их сотни, наверное, больше тысячи книг. Но если бы нужно было выбрать одну книгу из них, тогда я бы отдал голос за «Бхагавад-гиту». Гита содержит мудрость всех остальных священных книг. Я также немного читал Коран, другие священные книги. Как вы знаете, предполагается, что сегодня мы представим вам одну из последних книг, это выборка из всех священных писаний, большинства священных писаний мира. Это очень хорошая книга. Вы знаете, я порекомендую эту книгу, вместо Гиты. Эта книга будет моей любимой.

Аамир Хан: Дада, скажите, пожалуйста, вы знаете, большинство из нас... Когда я думаю о прощении как об идее, мой ум говорит мне, что это очень хорошо, прощение исцеляет, быть может, это одно из самых мощных переживаний. Прощение ‒ одна из самых мощных эмоций, в прошлый раз мы тоже об этом говорили. Но порой мой ум говорит мне: «Ты должен простить», но в действительности оказывается очень трудно простить того, кто причинил мне сильную боль. Как мне преодолеть свои эмоции, как мне научиться легче прощать?

Дада: Вы знаете, со мной это тоже бывало когда-то, в стародавние времена. Затем я понял для себя, что случившееся со мной сегодня есть мое собственное действие, совершенное в близком или далеком прошлом по отношению к кому-то другому. Оно всего лишь вернулось ко мне. Поэтому, можно считать, я расплатился по долгам. То, что случается со мной, это мое же действие, совершенное в прошлом. Действие было совершено раньше, действие должно быть уравновешено противодействием, и равновесие наступит только, когда подобное случится со мной. И я стал относиться к этому проще. Сейчас я не думаю о прощении, это стало чем-то очень естественным. Я знаю, что все уравновешивается, мы расплачиваемся по старым долгам, и я чувствую радость от этого. Предположим, я что-то потерял, кто-то это забрал. Я стараюсь найти эту вещь, но не нахожу. Затем я говорю себе, быть может, когда-то я украл нечто похожее у кого-то в близком или далеком прошлом, и теперь кто-то забрал эту вещь у меня. Мы квиты, я очень рад. Обычно я начинаю танцевать (аплодисменты). Поэтому прощение... вы не должны что-то делать специально, прощение становится частью вашей жизни. Каждый шаг, который я делаю, должен приближать меня к прощению. Я говорю своим друзьям, говорю: вечером, перед тем как заснуть, на самом деле подумайте обо всех людях, которые сделали вам что-то плохое, обо всех, кто вас обманывал, подводил, обо всех, кто выступал против вас, обо всех, кто о вас сплетничал. Назовите их по имени, господин такой-то и такой-то, я вас прощаю; госпожа такая-то, я вас прощаю. Делайте это из самой глубины своего сердца и вы прекрасно выспитесь ночью и увидите много снов, много снов, в которых, быть может, побываю и я.

Аамир Хан: Дада, в ближайшие месяцы, в ближайшие 6-8 месяцев... Индия ‒ одна из самых больших демократических стран и в следующие 6-8 месяцев в стране пройдут выборы, которые случаются каждые пять лет. Какой совет вы можете дать гражданам страны, какова их первостепенная ответственность как граждан, членов общества, возможно, самого большого демократического сообщества в мире? Какой совет вы им дадите?

Дада: Мой дорогой Аамир Хан, сказать правду, я не верю в политику, я вообще никаких надежд на политику не возлагаю. Я скажу вам, во Франции политиков называют м-е-р-з-а-в-ц-а-м-и. Вы поняли, что я сказал? Поняли? Никаких надежд на политику я не возлагаю. Правительства приходят и уходят, условия жизни остаются прежними. Какое бы правительство не стояло у власти, условия жизни от этого не изменятся.

Мы как раз беседовали с Его Святейшеством перед тем, как подняться на сцену. Его Святейшество сказал мне, что есть две точки приложения усилий, чтобы воспитать личность: первая ‒ это школы, колледжи, учебные заведения; вторая ‒ это дом. Если вы хотите изменить условия жизни, вы должны приняться за эти два центра: дом и учебные заведения. То, что вы сделали, это прогнали Бога из своего дома, прогнали Бога из школ и колледжей. Это не секуляризм, секуляризм означает, что не отдается предпочтения какой-то одной религии перед другими. Секуляризм не означает, что нужно прогнать Бога из школ и домов (аплодисменты). Вы говорите, что мне 95 лет, но я не согласен, мне кажется, мне только 29. Однако, если мне 95, я помню старые времена, когда Бог заполнял жизнь каждого человека. Каждый из нас верил, что Бог смотрит на нас, Бог видит все, что я делаю. Он знает мои мысли, слышит мои слова, видит мои поступки, эмоции, чувства, которые пробуждаются в моем сердце. Поэтому нужно быть аккуратными, ведь Бог смотрит на нас, Бог смотрит на нас, Бог смотрит на нас.

Сейчас, вы не верите в Бога. Никто не смотрит на вас, вы можете делать, что вам хочется. Вот почему появился терроризм и столько проблем в обществе. Позовите Бога обратно в ваши дома, приведите его снова в ваши сердца, если вы хотите изменить этот мир. Индию когда-то считали местом, куда стекаются паломники из разных стран, приходили люди с Востока, приходили люди с Запада, приходили к священным местам. Но сейчас, несколько дней назад мне на глаза попалась газета с большим заголовком, напечатанным жирным шрифтом: «Индия ‒ лидирующая страна мира». Я так обрадовался, подумал, может, наступил новый Золотой век, сатьи-юга. «Индия ‒ лидирующая страна мира», под этим заголовком буквами поменьше было напечатано «по коррумпированности». Вот в таком сейчас состоянии страна. Потому что мы прогнали Бога из наших школ и колледжей, и домов. Позовите Бога обратно. Я бы проголосовал за человека, который скажет: «Я приведу Бога обратно в жизнь нашего народа». Но никто так не говорит. Все эти партии продолжают соперничать друг с другом. Я скажу вам, что Индия должна надеяться не на политику той или иной партии, надежда Индии в том, что все партии объединяться и будут сотрудничать ради благополучия народа, сотрудничать, чтобы служить стремящемуся к единству народу Индии.

Я был однажды в Америке, и на пресс-конференции меня спросили, что, по моему мнению, больше всего нужно среднему американцу. Они сказали, вы приезжаете в Америку раз в год, вы, наверное, неплохо изучили ситуацию здесь, какой совет вы бы дали среднему американцу? Я сказал, кто я такой, чтобы давать советы, но, думаю, что среднему американцу нужно посоветовать немного замедлиться, снизить темп. Затем они спросили, а что больше всего нужно вашей стране? Индии больше всего нужно, ‒ и я сказал это, опустив глаза, ‒ Индии больше всего нужны сильные сердцем мужчины и женщины; мужчины и женщины, которых не попадутся на крючок жадного стремления к власти; мужчины и женщины, которых не собьют с пути привилегии; мужчины и женщины, которые не станут грызться за власть и должности, но будут использовать все их влияние в духе истинного смирения ради служения стремящемуся к единству народу Инди. Вот это нам нужно. Просто подумайте о парламенте, о «Лок сабха». Лок сабха ‒ это место, где принимаются законы, это место, где собираются законодатели, и мне сказали, что одна треть депутатов Лок сабха связаны с преступниками. Какие надежды можем мы возлагать на страну, где законодатели ‒ преступники? Как можете вы голосовать за них? Но я говорю слишком много.

Аамир Хан: Нет-нет, я думаю, Дада, вы донесли до нас очень важную мысль, что индийцы накануне выборов должны выбрать лидеров, у которых в сердце есть любовь, которые хотят добра всем людям в своих сердцах.

Дада: И которые любят Бога! Бог должен вернуться, вы прогнали Бога из своей жизни.

Аамир Хан: Скажите, Дада, сегодня мы видим, что большинство политиков хотят разделить нас по признаку касты, религии, языка и так далее. Они постоянно, без устали разделяют нас. Они хотят разделять и властвовать.

Дада: Скажу вам, что к разделению приводят только политические интриги. Сам я из Синда, я там родился. В Синде жили разные сообщества, индуисты, мусульмане, но мы все жили как братья и сестры. В одном доме жили индуисты, в доме напротив ‒ мусульмане. Отец индуистской семьи, когда ему нужно было уезжать по делам, просил своих соседей-мусульман позаботиться о своей семье. Однако в 1935 году Синд отделился, вот тогда начались перемены, все полностью изменилось.

Аамир Хан: Дада, что вы можете сказать лидерам, ведь наши лидеры вас уважают. Что вы можете сказать, чтобы принести любовь в их сердца, чтобы они приняли ответственность, захотели ее принять и повести за собой других? Какие бы благие мысли вы хотели пробудить в их сердцах накануне выборов?

Дада: Я думаю, мы все должны стать друзьями. Я верю, что идеальный план мирной жизни ‒ это план, основанный на дружбе. Я дружу с вами, вы можете принадлежать к другому сообществу. Вы принадлежите к другому сообществу, потому что вы в нем родились, к нему относится ваша семья. Почему? Потому что, согласно закону кармы, для вашего развития это будет лучшей атмосферой. Совершенно не важно, к какому сообществу вы принадлежите, важно только верите вы в Бога или нет. Большинство из нас сегодня стали неверующими. Вот в этом вся трудность. Пока вы не вернете Бога в свои жизни, перемен не будет, вы будете блуждать в темноте от одного отвлечения к другому.

Аамир Хан: Дада, но проблема в том, что многие люди произносят имя Бога, в различных религиях, в индуизме, исламе, христианстве и других. Нередко они используют Бога для того, чтобы нас разделять. Что вы им скажете? Мы хотим, чтобы религии нас объединяли.

Дада: Это потому, что они политики (смех, аплодисменты). Один мой друг, не буду называть его имени, он сказал, что если вы хотите мира во всем мире, вам нужно два корабля, два больших парохода: на один посадите всех политиков, а на другой всех так называемых религиозных людей, и отправьте их куда-нибудь на необитаемый остров, пусть живут отдельно, и тогда в мире наступит мир (аплодисменты). Приношу извинения политикам и религиозным лидерам.

Ведущий: Дада, скажите, пожалуйста, вы родились в одном месте, а потом уехали из родной страны. Какие воспоминания у вас остались о родине? Что вы помните, о чем тоскуете?

Дада: Я не тоскую, потому что когда мы приехали в Индию, я думал, что приехал в одну из частей родной страны. Потому что я считал Индию моей родной страной. Синд прежде был частью ИндииТак что я переезжал из одного уголка моей родины в другой. У меня совсем не было чувства, что я переехал в другую страну, в другое место; культура, все остальное не отличались. Я не почувствовал никакой разницы.

Аамир Хан: Дада... кто-то хотел похлопать (аплодисменты). Дада, какую молитву вы сегодня читали, как вы за нас молились?

Дада: Сегодня я молился так: Господь, благослови меня, чтобы я помог всем, кому могу помочь, всеми доступными мне путями и во всех возможных случаях. Но если помочь не в моих силах, то я не хочу навредить. Это была простая молитва.

Аамир Хан: Спасибо, Дада, спасибо большое. Было чудесно вас послушать, узнать ваши мысли. Каждый раз, когда мы вас слушаем, мы столькому учимся. Спасибо большое, Дада.

Дада: Это не мои мысли, это его мысли из глубины его ума, я просто произнес их. Все заслуги отдаю ему, мне они не принадлежат.
Аамир Хан: Я сейчас хочу попросить Его Святейшество Далай-ламу сказать несколько слов, а потом для меня будет огромной честью задать ему несколько вопросов, чтобы он поделился с нами своими мыслями.

Далай-лама: Во-первых, для меня необыкновенная честь принять участие в праздновании вашего 95-летия. Мы встречались уже много раз, мы знаем друг друга уже много лет. Вам только ходить трудновато стало, а в остальном вы все такой же, особенно ваши глаза, всегда сияют. Я очень рад быть здесь, моя поездка длится уже около трех недель. Сначала я побывал в штате Карнатака, теперь здесь. Когда я приехал в Бангалор, в первый же день в моем расписании стояло посещение (очень трудно запоминать все эти названия) одной духовной организации. Конечно, главу организации я тоже знаю уже довольно долго, они меня пригласили и я приехал. Я был под большим впечатлением от деятельности этой организации. Они действительно помогают тысячам и тысячам детей, школьникам. Они их бесплатно кормят. Меня просто поразили современные технологии, которые используются для приготовления пищи в большом количестве; готовят рис, овощи. Я сказал им, что духовные организации должны не только молиться Богу, совершать пуджи, но очень активно служить людям, особенно детям. Это прекрасно! Сегодня завершающая часть моей поездки, посещение вашей духовной организации, которая полностью сосредоточена на образовании, служении другим.

В Индии, за последние три тысячи лет появилось множество различных духовных традиций. Среди них и местные религии и иноземные. Первым пришел зороастризм из Персии, затем иудаизм, в Индии проживает небольшая община кочинских иудеев, вообще во многих частях Индии проживают иудейские общины. Я помню однажды посещал кочинских иудеев. Парсы в основном сосредоточены в Мумбаи, конечно, затем пришло христианство и хорошо прижилось; пришел ислам, тоже замечательно прижился, позже появились новые местные религии, такие как сикхизм, свободные от сектанства. Например, основатель сикхизма, гуру Нанак совершил паломничество в Мекку.

Таким образом, в течение уже многих столетий, Индия служит домом для всех основных религиозных традиций мира, они живут здесь бок о бок. Я всегда говорю, когда у меня есть такая возможность, всегда подчеркиваю, что Индия ‒ это пример того, что различные религии могут жить в мире и гармонии, не только в силу экономических или политических причин. На протяжении тысячелетий они мирно сосуществуют вместе. Если народ, численностью более миллиарда человек, исповедующих различные религии, может жить вместе в гармонии, то и остальной мир на это способен. Конфликты, которые иногда затеваются во имя религии, совершенно не нужны. Для веры отдельного человека, для ее сохранения другие религии не представляют никакой угрозы, если вы помните о духовном единстве, общности всех религий.

Поэтому в Индии, как я всегда говорю, воплощена в жизнь идея ахимсы. В течение тысячелетий здесь гармонично и мирно живут разные религиозные традиции. Конечно, как вы заметили, иногда появляются политики от религии, или незрелые религиозные последователи, которые создают проблемы и разобщение там и тут. Но в целом, Индия действительно чудесная страна.

Я также всегда говорю о том, что последние пятьдесят четыре года я живу в этой стране, и поэтому считаю себя сыном Индии. На это есть вполне определенные причины. Во-первых, мой мозг, каждая клеточка моего мозга пропитана учением Наланды, с самого детства, с 6-7 лет я начал учиться. Все книги, по которым я учился, сначала мы запоминали, все сочинения, написанные учителями Наланды, заучивали наизусть. Я все время учился, всю свою жизнь я изучал идеи Наланды. Таким образом, мой мозг, каждая его клеточка пропитана философской мыслью Наланды. Далее, мое физическое тело, последние 54 года питалось индийским далом, индийским рисом, индийскими чапати. Правда, по большей части еда была не из северной, а из южной Индии. Так что умом и телом я принадлежу к вашей стране. Поэтому я считаю себя сыном Индии (аплодисменты).

В то же самое время, когда я провожу публичные беседы, я всегда рассказываю об ахимсе. Ахимса ‒ это акт сострадания, а где присутствуют любовь и сострадание, там автоматически появляется ненасилие. И плюс межрелигиозная гармония. Всякий раз, когда я провожу беседы, я непременно рассказываю об этих двух вещах. Поэтому я считаю себя посланником Индии.

Сейчас, в последние десятилетия, я публично заявляю, что как посланник Индии, я очень активен, но вы ‒ мой начальник. Ваш посланник проявляет активность, поэтому и активным должен быть и начальник. Порой, между нами говоря, религиозные лидеры немного изолированы от всего остального общества, особенно от подрастающего поколения, как вы упомянули. Молодое поколение большое внимание уделяет деньгам и их влечет исключительно материальная сторона жизни, и они проявляет все меньше интереса к внутренним ценностям. Поэтому религиозным лидерам необходимо играть более активную роль в просвещении людей. Один из недостатков этой страны ‒ это кастовая система. Конституция предоставляет равные права всем, но дурные привычки все еще в ходу, бедные люди сильно страдают. Религиозные лидеры должны активнее проявлять в этой области. Я всегда смотрю на вещи с некоторой долей критики. Но сегодня вы и множество других духовных лидеров и организаций активно способствуете социальному благополучию, особенно в области образования, поэтому я очень-очень рад, я под очень большим впечатлением. Спасибо (аплодисменты).

Многие духовные организации зачастую очень сильно зависят от одного духовного учителя, от одного человека. Мне кажется, инициатива, конечно, должна исходить от одного человека, но затем деятельность должна шириться, обязанности должны брать на себя и другие люди. Как последователи своего учителя, вы уже взяли на себя обязанности, выполняете его пожелания. Это очень-очень важно. Это все. Теперь вопросы (аплодисменты).

Аамир Хан: Спасибо.

Дада: Может быть, Вы хотите пересесть?

Аамир Хан: Нет-нет, спасибо, я здесь посижу, около вас.

Ваше Святейшество, что, по вашему мнению, счастье и как его достичь?
Далай-лама: Счастье?

Аамир Хан: Что для вас значит счастье и как нам его достичь?

Далай-лама: Счастье, я думаю, в истинном смысле, это глубокая внутренняя удовлетворенность. Это не обязательно переживание удовольствия или радости, но скорее глубокая удовлетворенность. Я всегда говорю людям: даже животные, насекомые, не хотят страданий, хотят преодолеть страдания и боль. Каждое живое существо имеет полное право преодолеть страдания, проблемы; каждое живое существо имеет полное право жить счастливой жизнью. Теперь, что касается нас, людей. Сегодня население Земли составляет семь миллиардов человек. Все семь миллиардов людей одинаковы по устройству своего тела, ума, по своим эмоциям. Каждый человек из семи миллиардов имеет равное право жить счастливой жизнью. Иногда я чувствую и говорю, что цель нашей жизни ‒ быть счастливыми. Причина такова: мы живем надеждой. Как только человек теряет надежду, этот внутренний настрой сокращает ему жизнь. Мы надеемся на лучшее, мы живем надеждой, поэтому, на мой взгляд, смысл нашей жизни по сути ‒ это счастье, удовлетворение.
Есть два уровня удовлетворенности: чувственный и более глубокий, ментальный. На чувственном уровне мы ничем не отличаемся от других животных: собак, кошек, птиц. А вот на ментальном уровне благодаря удивительным умственным способностям, присущим человеку, прослеживаются отличия.

Умственные способности могут служить как опорой для удовлетворения, радости, покоя ума, так и беспокоить ум, порождать разрушительные эмоции, делать нас несчастными. Интеллект сам по себе иногда создает больше амбиций, больше нереалистичных желаний, из-за этого усиливается беспокойство, стресс, иногда люди даже совершают самоубийства. Если умственных способностей меньше и нет непосредственной угрозы, то животное счастливо (смех). Наш замечательный, удивительный мозг, наш интеллект до того развит, что подчас даже окруженный со всех сторон материальным комфортом, человек все равно испытывает ментальные страдания. У меня есть друзья, миллиардеры, очень богатые люди, но при этом очень несчастные, глубоко внутри они чувствуют себя одинокими, беспомощными, испытывают колоссальный стресс.

В настоящее время ученые начинают понимать, что внутренний настрой ‒ это ведущий фактор для счастливой жизни и телесного здоровья. Поэтому сегодня, принимая во внимание современный образ жизни, который слишком ориентирован на материальные ценности ‒ я как раз говорил об этом, перед тем, как мы пришли сюда, что существующее современное образование очень сильно ориентирована на материальные ценности. Вот почему люди весьма образованные бывают такими несчастными и иногда приносят другим много неприятностей. Многие из тех, кто вредит другим, ‒ очень образованные люди. Иногда, мне кажется, что люди менее образованные как-то честнее… (смех). Если человек очень умен, все рассчитал, какую пользу получит отсюда и оттуда, тогда такой хорошо развитый ум подчас порождает больше подозрений, недоверия, и это приносит разочарование, гнев.

Поэтому каждый человек из семи миллиардов ‒ мне кажется, пришло для этого время, ‒ должен подумать более серьезно, что наивысший источник счастья, достойно прожитой жизни состоит не только в образовании, но также в душевной теплоте. Это закладывается нашими матерями, как вы говорили, мы получили это в детстве от матери. Моя мама была неграмотной, необразованной крестьянкой, но она была очень добра. Время заканчивать?

Аамир Хан: Нет-нет, продолжайте.

Далай-лама: Моя мама была очень доброй женщиной и любила не только своих детей, но и других людей. Иногда из близлежащих мест приходили бедные за милостыней, и порой она даже плакала, у нее было очень доброе сердце. Поэтому любовью и состраданием, которое сегодня есть у меня, сначала меня наделила моя мама. Я всегда говорю об этом людям, когда беседую с ними. Вот, например, все присутствующие здесь ‒ на первый взгляд, люди умные и образованные. Но глубоко внутри те из вас, кого в детстве мама окружала всей своей любовью и нежностью, глубоко внутри испытывают больше уверенности в себе, а значит, и меньше страха, и такие люди счастливее (аплодисменты). Те же люди ‒ на первый взгляд, очень успешные, ‒ которые в детстве получили меньше заботы и любви от своих родителей, особенно от матери (иногда ведь дети растут без матери, а в худшем случае, с ними еще и жестоко обращаются), так вот, такие люди глубоко внутри всегда боятся, чувствуют свою незащищенность. Поэтому нежность нашей матери, любовь, которую дарит мать, ‒ это один из ключевых факторов нашего развития, и гуру-джи уже говорил об этом.

Я также заметил перед тем, как мы поднялись на сцену, и это очень важно, что в процессе постепенного взросления, на нас огромное влияние оказывает окружение. Например, в городе Пуне кругом реклама: украшения, косметика, наряды, и при этом никто не рекламирует душевную теплоту. Но, с другой стороны, как ее рекламировать? Нарисовать большое сердце? (смеется) Все общество, сама наша жизнь пронизаны материализмом. Материальное необходимо для телесного комфорта, для нашего выживания. Посмотрите, какая бедность, даже в Индии ‒ бедные люди борются за жизнь, за простую пищу. Разочарование и неудовлетворенность неизбежны, а это легко приводит к насилию. Поэтому нам нужно бороться с нищетой. Но одни только материальные ценности не обеспечат нам по-настоящему счастливой жизни, или полной смысла жизни, или здорового общества. Рассуждайте логически: материя не может принести нам внутреннего умиротворения, материальное может предоставить нам только телесный комфорт. Как я уже упоминал раньше, есть переживания физического уровня и переживания ментального уровня.

Образование бесконечно важно. Мы должны искать пути, чтобы ввести в существующую систему образования преподавание нравственной этики, что означает обучать состраданию; не просто сказать несколько слов, но систематически излагать устройство ума, эмоций, то, как взаимодействуют и проявляются различные эмоции. Ни одна эмоция не появляется независимо, но связана с другими эмоциями, другими факторами. Нам необходима полная карта ума, полное знание, вся карта эмоций. Тогда мы сможем обучать людей. Такие эмоции, как гнев, немедленно разрушают покой ума, лишает мира семью, сообщества. Просто от одного знания о том, как вредит нам гнев, гнев не исчезнет. Мы должны понимать непосредственную причину этой эмонции, гнева, ‒ она в других эмоциях. Для заботы о физическом здоровье, нужно знать, как устроено наше тело, и только в этом случае мы сможем позаботиться о своем здоровье. Подобным образом, чтобы позаботиться о своем уме, необходимо иметь полное представление об эмоциях, об уме. Эти знания совсем не обязательно должны приобретаться в рамках религиозной практики, они могут быть частью академического образования.

Вы затронули тему светской этики в Индии. Кое-кто из моих западных друзей, мусульман и христиан, с опаской относится к самому слову «светский». Они считают, что в этом слове заложено некоторое неуважение к религии. В индийской трактовке такого нет, как вы уже говорили. Секуляризм означает уважение ко всем религиям, когда не отдается предпочтение одной религии перед другой, а также секуляризм подразумевает уважение к неверующим.
Сегодня из семи миллиардов людей один миллиард официально называет себя «неверующими». Огромная часть семимиллиардного человечества. Они такие же люди, важная часть общества, и неверующий человек, как и любой другой, имеет полное право на счастливую жизнь. Поэтому нужно найти пути ввести в образование уроки нравственной этики в том числе и для неверующих. Если мы начнем обучать нравственности с опорой на религиозную веру, что мы сможем сказать неверующим людям? Кроме того, в сфере светского образования это будет трудно осуществить. Индия, например, ‒ страна многоконфессиональная. Как обучать этике, отталкиваясь от религии? Какую религию выбрать? Это трудно. У нас нет другого выхода, кроме светского подхода к нравственной этике. Светская этика должна быть преподаваться в секулярном ключе.

Вы очень много делаете в сфере образования, многие присутствующие здесь посвятили свою жизнь преподаванию, поэтому мне хотелось поделиться с вами этими мыслями. Если вы спросите меня, по какой программе обучать, я скажу ‒ не знаю. Я не получил современного образования, поэтому не знаю. Я только критикую, но ответов у меня нет. Поэтому люди с хорошим образованием, люди, занятые в сфере образования, должны больше об этом размышлять, больше обсуждать, как ввести в современное образование преподавание нравственности, полностью основанное на светских принципах. Вот это я хотел вам сказать.

Счастье ‒ это удовлетворенность, глубокая внутренняя удовлетворенность. И опять же, посмотрите на него, он спокоен и расслаблен. На самом деле такое умиротворение очень тесно связано с ментальным уровнем, с образом мысли. Расслабленное состояние животного не представляет особой ценности. Настоящее умение сохранять покой проявляется, когда вы, будучи окруженным проблемами, говорите себе, опираясь на собственный интеллект: «Да, проблемы есть и нужно их решать, нужно им противостоять», но на более глубоком, эмоциональном уровне вы все равно сохраняете покой. Вот это настоящий покой ума. Не важно, что происходит снаружи, но вы задействуете своей интеллект и душевную теплоту, силу душевной теплоты, целостный взгляд, которым наделяет вас интеллект, соединяете эти две вещи, и тогда у вас появляется способность сохранять полный покой. Вот это и приносит вам удовлетворение, здоровый ум, здоровое тело, и ваша жизнь становится намного счастливее. И где бы вы тогда ни жили, все окружающие, включая животных, если бы у Дады-джи была кошка или собака, а Дада-джи такой милосердный человек, то даже животные получили бы колоссальную пользу. Если же ты кормишь домашних животных, но без особой любви, то даже кошки и собаки, когда их хозяин или хозяйка входят в комнату, эти животные, только заслышат их шаги, сразу убегают подальше (смех).

Расскажу случай из моей жизни, я был тогда еще ребенком, мне было лет десять, у меня был попугайчик. Один мой друг, позже он обучал меня письму, и каждый раз, когда он приходил ко мне, он приносил немного орехов для моего попугая. В конце концов этот попугайчик очень полюбил того человека. Заслышав издалека шаги моего друга, попугайчик сразу начинал проявлять особые признаки радости, а потом он кормил попугайчика орехами и просовывал свой палец в его клетку, тогда попугайчик позволял почесать себе головку. Иногда, когда мой друг оставлял свой палец около клюва попугая, тот пытался накормить его палец, выказывая особую благодарность. Я даже немного ревновал, потому что хотел, чтобы попугайчик и ко мне так относился. Но не из истинного сострадания, истинной любви, а из-за ревности, я тоже давал попугаю орехи, но он совершенно ясно понимал, что моя мотивация не очень искренняя, он брал орехи, но никогда не проявлял ко мне дружелюбия. Через какое-то время я потерял терпение, и маленькой палочкой наказал попугая, после это мы так и не помирились. Единственное, что могло помочь ‒ это прощение, это единственный путь, и я должен добавить еще о сострадании.

Есть два уровня сострадания, как я коротко заметил. Сострадание, основанное на нашем биологическом устройстве, на самом деле отмечено предвзятостью, потому что сильно зависит от отношения других людей к нам. К тому, кто хорошо к нам относится, мы развиваем такое сострадание или заботу. Но как только отношение этого человека к нам меняется, исчезает и наше сострадание. Таково предвзятое сострадание, которое очень сильно перемешано с привязанностью. Каждая эмоция, в которой слишком много привязанности, всегда становится необъективной.
Мы можем оттолкнуться от этой любви, заложенной в нашем биологическом устройстве и затем благодаря образованию, расширению знаний, задействуя присущий нам разум развить это сострадание с помощью упражнений и новой информации. Здесь мы не только опираемся на свое биологическое устройство, но также упражняем свой ум, получаем знания. Тогда в нас возникнут сострадание и любовь, которые не будут зависеть от отношения других людей к вам. В фокусе этих чувств будут сами люди, сами существа, ведь все они хотят счастливой жизни и не хотят страданий, но при этом испытывают трудности. Поэтому мы развиваем заботу об их благополучии, и их отношение к нам, отрицательное оно или положительное, не имеет значения. Такое сострадание, обретенное в процессе духовных упражнений, непредвзято и может распространяться также и на наших врагов.
Очень важно уметь видеть разницу между действиями или внутренним настроем человека и самим человеком. Что касается человека, мы должны сохранять в сердце искреннюю заботу о нем, любовь к нему. Но что касается отношения этого человека к нам, мы должны посмотреть, если он обходится с вами нечестно, наносит вам вред, использует вас в своих интересах, поступает не по справедливости, то изучите сложившееся положение дел. Если его неблаговидный поступок не такой уж серьезный, тогда просто позабудьте о нем. Если же его неблаговидный поступок имеет серьезные последствия, то из заботы о благополучии этого человека вы должны принять соответствующие контрмеры, чтобы предотвратить совершение подобных действий. Очень важно различать действия и того, кто их совершает. Мы должны противодействовать неблаговидным поступкам. Человека же, их совершающего, мы должны считать братом, сестрой и не терять сострадания к ним.

Поэтому настоящее умение прощать состоит в том, чтобы удерживать себя от гнева и ненависти к человеку, совершившему неблагие деяния. В этом истинный смысл прощения. Прощать не означает мириться с любыми неблаговидными делами других людей. Наш интеллект устроен очень сложно, поэтому мы должны видеть различия, учитывая разные реалии, разные обстоятельства.

Аамир Хан: Мне кажется, Его Святейшество коснулся множества очень важных моментов. Один из уроков, которые я извлек из его слов, ‒ как для всех нас важно счастье, любовь, добросердечие; что счастье рождается из любви и добросердечия и как важно прививать нравственность и этические принципы в образовательных учреждениях с самого детства. Его Святейшество сказал очень важные вещи.

Если говорить о счастье, то один простой деревенский житель как-то сказал мне: «Счастье ‒ это единственное, что можно получить, отдавая». Меня это сильно поразило. Как мне стать счастливым? Как вам стать счастливыми? И простой крестьянин говорит мне: «Вы можете стать счастливым, если подарите счастье». Это единственное, что можно получить, отдавая. Его слова меня удивили. Я столькому у него научился. Того простого крестьянина звали, между прочим, Ахан Назари.

Вы знаете, Ваше Святейшество, вы говорили о любви и сострадании, и я хотел бы поделиться с вами личным опытом, я полностью согласен с тем, что вы сказали о любви и сострадании. Многие из вас, наверное, уже слышали эту историю, но позвольте мне повторить ее еще раз.
Когда я был совсем маленьким, я играл в теннис, принимал участие в теннисных турнирах и был очень хорошим игроком. Я выигрывал все матчи, и моя мама, которая очень меня любила, когда я возвращался домой после матча, всегда меня спрашивала: «Ты выиграл или проиграл?» В основном я всегда выигрывал, поэтому отвечал: «Выиграл». Она была очень счастлива и обнимала меня. Потом через пять минут она говорила, мальчик, который проиграл, наверное, тоже уже дома, и его мать, наверное, спросила его, выиграл он или проиграл, и он ответил матери, что проиграл. Поэтому прямо сейчас его мать, должно быть, расстроена. Для меня это был огромный урок. Моя мама, не осознавая этого, преподала мне один из важнейших уроков сострадания. Показала мне, что я должен ставить себя на место другого. Она напоминала мне, что ребенок, с которым я играл и которого победил, пришел домой, и его мама, наверное, сейчас расстроена. С тех самых пор и по сей день я стараюсь делать в теннисе все, что могу, но когда я играю, я всегда помню, что передо мной человек, подобный мне, он не отличается от меня. Для меня это было очень важным уроком сострадания, который мне преподала моя мать (аплодисменты).
Ваше Святейшество, я хотел вас спросить. Иногда случается, что мы отдаем много любви кому-то, кого любим, мы проявляем огромное сострадание и заботу о человеке, которого любим, но он оставляет все это без ответа, ничего не дает взамен. Что делать в такой ситуации? Мы дарим кому-то любовь, мы проявляем о нем колоссальную заботу, но он не отвечает взаимностью. Что нам делать?

Далай-лама: Вот здесь и нужно проводить то различие, о котором я говорил раньше. Любовь первого уровня очень сильно зависит от отношения другого человека к нам. Это не тот эталон любви и сострадания, к которому мы должны стремиться. Настоящим эталоном любви и сострадания будут чувства, не зависящие от отношения другого к нам. Поэтому не имеет значения, как он к нам относится, он остается человеком, остается живым существом. Если мы говорим о людях, то главное, что он ‒ человек.

Аамир Хан: Мы должны любить его и сострадать.

Далай-лама: Мы должны заботиться о его благополучии. Я приведу небольшой пример, но это не политическое заявление. Когда представители китайской коммунистической власти подвергали тибетцев пыткам, притесняли их, мы намеренно старались не поддаваться гневу, старались сохранять сострадание к коммунистам, понимая, что они ‒ люди, человеческие существа. Это не значит, что мы соглашались с их неправедными делами; мы их критиковали, мы отвечали на их пагубные, несправедливые поступки, противостояли им, но без гнева. И на то есть причины, если рассуждать с точки зрения буддизма. Мы ведь верим в карму ‒ вы тоже говорили о ней. Люди, причиняющие боль другим, создают неблагую карму, и они столкнутся с пагубными последствиями своих действий. Это уже достаточная причина для того, чтобы проявить заботу об их благополучии. Движимые этим намерением мы ясно давали им понять, что они неправы, мы подвергали их критике. Но не из гнева, не из ненависти. Так поступать в наших силах.

Аамир Хан: Да, это действительно так.

Дада: Могу я вставить словечко?

Аамир Хан: Да, да.

Дада: Если другой человек вам не отвечает, удвойте свою любовь (аплодисменты).

Аамир Хан: А если опять не отвечает, еще раз удвоить?

Дада: Да, еще раз удвойте.

Аамир Хан (смеется): Поставьте на кон все!

Дада: Любовь безгранична. В конце концов вы выиграете.

Аамир Хан: Ну хорошо, чудесно.

Дада: Продолжайте удваивать свою любовь.

Далай-лама: Может быть, монаху не следует рассуждать о таких вещах, но брак по любви нередко совершается с опорой на внешнюю привлекательность, внешнюю красоту, а этого недостаточно. Любить нужно красоту внутреннюю. Когда вы видите внутреннюю красоту ‒ видите, что перед вами человек скромный, обладающий истинным состраданием, отзывчивый, ‒ это понимание приносит с собой уважение. Таким образом, в браке, построенном на любви к внутренней красоте, автоматически присутствует уважение. В семейной жизни всегда случаются споры и ссоры, но это не имеет значения (смеется). Такой брак будет длиться долго. Когда брак заключается поспешно, без знания внутреннего мира человека, и основывается не на внутренней красоте, а только на физической, внешней привлекательности, то после свадьбы нередко уже через несколько недель начинаются ссоры. Очень важна внутренняя красота. Я часто говорю, когда провожу публичные беседы, что дамы, особенно молодые, тратят много денег на косметику, на внешнюю красоту. Это хорошо, но нужно уделять больше внимания и своей внутренней красоте, это намного важнее.

И еще, кажется, это было в шестидесятых годах, я знал одного тибетского монаха-чиновника, он потом сложил с себя монашеский сан. Я знал его очень хорошо. Его жена не была очень уж привлекательна, и я, решив пошутить, сказал: «А жена-то у тебя не красавица», а он мне ответил: «Если вы о внешней красоте, то она не очень привлекательна, но зато душа ее так прекрасна». Вот так он мне ответил. Это чудесно, мне было нечего возразить.
Аамир Хан: Спасибо, Ваше Святейшество, спасибо, Дада. Было чудесно с вами обоими поговорить, узнать ваши мысли. Я извлек много полезно для себя, уверен, другие тоже (аплодисменты). Я на самом деле очень польщен, что у меня была возможность провести эту беседу, побыть лицом к лицу с Его Святейшеством и с вами, Дада. Мне повезло, это большое благословение и удача. Спасибо большое.

Дада: Я хочу попросить Его Святейшество дать нам небольшое наставление, которое мы будем хранить, как сокровище, в наших сердцах.

Аамир Хан: Конечно, конечно, почему вы сами его не попросите?

Дада: Даруйте нам, пожалуйста, небольшое учение, которое мы сбережем в наших сердцах.

Аамир Хан: Дада просит даровать нам небольшое наставление, которое мы можем сохранить, как драгоценность, в сердце.

Дада: Всего несколько слов.

Далай-лама: Я не знаю… Обычно я говорю, что моя религия ‒ это любовь, сострадание (аплодисменты). Эти ценности ‒ общие для всех основных религиозных традиций. И те религии, которые проповедают веру в Бога-Творца, и те, в которых нет идеи Творца,‒ все основные религиозные традиции несут послание любви. Чтобы укрепиться в любви, нужно защитить эту духовную практику. Такой защитой будет практика терпения, умение прощать, довольствоваться тем, что имеешь, самодисциплина. Все это крепостной стеной защитит нашу практику любви.
Все религии, все основные религии мира учат этим принципам: любви, состраданию, умению прощать, терпению, самодисциплине, умению довольствоваться тем, что имеешь. Чрезмерная алчность подчас вынуждает нас вредить другим, их обманывать. Нужно обуздать свою алчность, научившись довольствоваться тем, что имеешь.

Философские учения различных религий могут противоречить друг другу, даже в буддизме есть разные философские школы, чьи воззрения отличаются коренным образом. Но все эти противоречивые философские воззрения были дарованы Буддой. Иногда я в шутку говорю: противоречивые учения, преподанные одним человеком, Владыкой Буддой Шакьямуни, были дарованы не потому, что он сам в них запутался. Сегодня преподал одно, а завтра ‒ другое, а сам до конца не был уверен, что же правильно. Нет! Может быть, он намеренно старался запутать учеников? Нет! Тогда почему он преподал противоречащие друг другу философские учения? Среди его учеников были люди с различными наклонностями, поэтому их нужно было учить по-разному, показать им различные подходы, дать разные философские воззрения. Теперь мы с легкостью можем понять, что для одних более действенными оказываются одни философские подходы. Для других гораздо эффективнее ‒ совершенно иные. Когда мы встречаемся с различными философскими взглядами, когда сталкиваемся с иными точками зрения, важно задаться вопросом: какова цель этой философии? Цель одна ‒ продвигать любовь, сострадание, поэтому любовь и сострадание ‒ это универсальная религия. Кроме того, как я говорил раньше, светская этика тоже рассказывает нам о любви, сердечной теплоте, заботе о благополучии других.

Позволю себе добавить: крайне необходимо подводить людей к ясному пониманию единства всего человечества. Взгляните на реалии современного мира, на экологические проблемы. Население Земли уже достигло семи миллиардов, а к концу этого века возрастет до десяти миллиардов, будет больше стихийных бедствий. С природными ресурсами, питьевой водой, например, все обстоит неблагоприятно. Думаю, пришло время действовать как единое целое ‒ мы делаем слишком большой упор на понятиях «мой народ», «их народ», «мой континент», «их континент», ‒ думаю, это безнадежно устарело. Я всегда говорю, когда выступаю публично, что считаю себя таким же человеком, как все. Например, сейчас, я выступаю перед вами, обсуждаю что-то с вами. Если я начну подчеркивать, что я тибетец, буддист, или захочу выделиться и скажу, что я Его Святейшество Далай-лама, тогда сам этот настрой будет создавать барьеры между нами. Какая в том польза? Встречаясь с вами, я считаю себя одним из вас, я такой же, как и вы, человек. Как я уже говорил раньше (аплодисменты), по своим эмоциям, по устройству ума и тела мы одинаковы. Если вы спросите ученых, специалистов по изучению мозга, есть ли разница между людьми разных вероисповеданий, разных рас, разного цвета кожи, образованных или неграмотных, богатых или бедных, то вам ответят: нет. В устройстве мозга ‒ нет никаких различий. Мы все одинаковые. Поэтому, когда я выступаю, я всегда считаю себя таким же человеком, как все. Мне именно это приносит умиротворение. Если я стану подчеркивать, что я буддист, Далай-лама, то испытаю стресс, ведь тогда я должен быть очень осмотрительным (смеется, аплодисменты). Видите, такой настрой создает напряженность, вызывает страх. Никакой пользы! Поэтому, во-первых, я всегда считаю себя одним из семи миллиардов; во-вторых, я один из верующих, я буддист; в-третьих, я тибетец. Самый важный уровень ‒ первый, мы все ‒ одинаковые люди. Мы должны доносить до других идею единства всего человечества. Это очень-очень важно (аплодисменты).
Аамир Хан: Дада, могу я попросить вас сказать нам несколько слов на прощание?

Голос из зала: У меня есть вопрос. Один вопрос для Далай-ламы о сострадании. Двадцать лет назад мы вместе обедали в столовой нашей миссии, и вы похвалили наши вегетарианские блюда. Мы спросили, едите ли вы также невегетарианскую пищу. Вы ответили: «Да, обычно я ем вегетарианскую пищу, но иногда ем и не вегетарианскую». Как же быть с идеей сострадания, разве это милосердно? Можем ли мы есть мясо и убивать ради этого животных? Меня зовут Малотра.

Аамир Хан: Господин Малотра задал вопрос Его Святейшеству, сказав...

Далай-лама: Вопрос мне.

Аамир Хан: Да, Вам.

Далай-лама: Конечно, лучше всего придерживаться вегетарианства, это очень важно. Во времена моего детства, мне тогда было лет 13-14, наверное, все же 13, тибетское правительство устраивало официальные празднества. Обычно готовили много мяса, и я попытался это изменить, чтобы вся еда на правительственных праздниках стала вегетарианской.

После того, как я приехал в Индию, в 1965 году я попробовал стать вегетарианцем. Около двадцати месяцев я оставался строгим вегетарианцем. Но затем у меня возникли проблемы со здоровьем, с желчью. Не буду вдаваться в подробности. Тогда доктора, ‒ и тибетский целитель, и западный терапевт, ‒ посоветовали мне вернуться к прежнему рациону.

Однако во всех наших монастырях в Индии, ‒ в основном они расположены в штате Карнатака, ‒ на общемонастырских кухнях готовят и подают только вегетарианские блюда. Кроме того, и во многих школах в основном готовят только вегетарианскую пищу. В тибетских поселениях в Индии мы с самого начала не стали разводить рыбу, свиней, птицу. Хотя многие организации, оказывавшие нам добровольную помощь, говорили, что разведение птицы экономически выгодно, мы все же решили не прибегать к этому. Мы делаем все, что в наших силах, чтобы продвигать вегетарианство.
Позволю себе отметить, что в Индии ради экономического развития делается слишком большой упор на птицеводстве. В Северной Индии, в Южной Индии куры подвергаются страшным страданиям. А когда на птицефермах вспыхивают эпидемии ‒ в Китае и в других странах,‒ миллионы этих кур безжалостно истребляют. Сначала мы их разводим, потом что-то случается, и их убивают. Я думаю, это слишком. Далее, рыба. В некоторых местах численность рыбы существенно сократилась от чрезмерного вылова. Если говорить об экологии, то животноводческие фермы, где разводят коров и свиней, а также птицеводческие фермы наносят огромный вред окружающей среде. В странах с холодным климатом, возможно, все обстоит несколько иначе, но, в целом, вегетарианство очень полезно для здоровья. Поэтому я думаю, необходимо продвигать вегетарианство.

Существует немало организаций в Европе, в Америке и, конечно, в Индии, которые борются за права животных. Их представители нередко высказываются против массовых экспериментов над животными в медицинской отрасли, которые проводятся в целях укрепления здоровья человека.
Однажды меня пригласили в один университет в Эдинбурге, но местная группа по защите прав животных написала мне, что я не должен принимать приглашение, потому что этот университет проводит массовые эксперименты на животных. Поэтому я здесь полностью согласен с вами, но в то же время сам я, хотя в основном и питаюсь вегетарианской пищей, иногда употребляю и невегетарианскую. Поэтому я поступаю не так, как советую другим. Говорю людям, что вегетарианство это очень хорошо, но сам не являюсь строгим вегетарианцем.

Аамир Хан: Спасибо, Ваше Святейшество. На этом, дамы и господа, наше обсуждение завершено. Я благодарю Его Святейшество и Даду за то, что уделили нам свое время и поделились своими мыслями, дали нам много поводов для размышлений. Спасибо большое. Спасибо всем.
Просмотров: 4854  |  Тэги: диалог, индуизм
 

Расписание встреч

2017.12.10 Индия, Мумбаи, штат Махараштра
10 декабря 2017 г.
Публичная лекция «Возрождение древней индийской мудрости в современной Индии». Первая половина дня. Организаторы: фонд «Видьялока» совместно с образовательной организацией «Сомая Видьявихар». «Видьялока» – фонд, учрежденный организацией «Вана», который выступает за сохранение культурно-философского наследия Индии. Место проведения: Somaiya Vidyavihar. Для посещения лекции необходимо направить заявку на электронный адрес talks@vidyaloke.in. Подробнее: www.vidyaloke.in.
2017.12.14 Индия, Мундгод, штат Карнатака
14 декабря 2017 г.
Торжественная церемония открытия научно-медитационного центра монастыря Дрепунг Лоселинг. Первая половина дня.
2017.12.20 Индия, Билакуппе, штат Карнатака
20 декабря 2017 г.
Посвящение Хаягривы (тамдинг янгсанг каванг). Место проведения: монастырь Сера Чже.

Сохраним Тибет!

Новая книга. Далай-лама. Сердце медитации
Далай-лама разъясняет основы высшего учения тибетского буддизма Великое совершенство (дзогчен), комментируя наставление одного из величайших учителей в истории Патрула Ринпоче. Его Святейшество ...

Видео. Далай-лама в программе «Экспромтом»
Его Святейшество Далай-лама беседует с основателем и главным редактором программы «Экспромтом» Шекхаром Гуптой. «Экспромтом» – программа телеканала NDTV. Эфир от 6 февраля 2017 года.

2017.11.28
28 ноября – 3 декабря. Санкт-Петербург. Геше Нгаванг Тукдже. Учения и совместные практики

Основные разделы сайта